Суббота, 23.09.2017, 10:33 Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 6«123456
Форум » Творчество сталкеров » Истории зоны » О зоне и сталкерах
О зоне и сталкерах
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:45 | Сообщение # 76
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Когда переоборудование помещения раздевалки было закончено, сталкер набросал на пол все предметы одежды, найденные в шкафчиках, и расположился на них. Пол и стена, к которой он прислонился спиной, слегка завибрировали. Спустя пару секунд ПДА просигнализировал о времени начала выброса. Проверив работу фонарика, сталкер сменил магазин и положил автомат на ноги перед собой. Свет под потолком моргнул несколько раз и погас.

ПДА разразился пронзительной трелью, оповещая хозяина о входящем сообщении. Доктор поспешил открыть почтовый ящик, пока не последовало повторение сигнала. Он специально выставил такой сигнал, так как очень часто пропускал важные новости, увлекшись очередным исследованием. Нажав на мигающий символ конверта в верхней части монитора, Доктор прочёл адрес отправителя и нахмурился. Адрес был ему не знаком, но модераторы сталкерской сети прикрепляли к адресу личные данные сталкера, указанные им при регистрации в сети. В графе «абонент» значились имя, позывной и фамилия отправителя. Не имени, не прозвища этого Доктор не слышал, но вот фамилия показалась знакомой. В электронном письме было написано: «Похоже, большая игра не стоит свеч». В прикреплённом архиве содержались два JPEG файла и один текстовый документ. Доктор взглянул на данные отправки. Сообщение было отправлено почти месяц назад.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:47 | Сообщение # 77
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
БЕЗВЕСТИ ПРОПАВШИЙ

Дежурка освещалась несколькими лампами забранными решеткой. На топчанах спали солдаты отдыхающей смены, бодрствующая смена пила чай, вела разговоры, тихо в углу звучала гитара.

Я сосредоточенно пытался заштопать разорванный берец. Ботинки дали старые, разношенные, с одной стороны хорошо, ноги не натрешь, а с другой, ну уж слишком они старые были. Я оставил пустое занятие, кое-как залатав дырку, завтра выходной, можно заняться этим основательно, а сейчас пора на пост. Смена разобрала автоматы из пирамиды, вышла заряжаться, уставом пренебрегали, никаких положенных команд и проверок, зарядились и не спеша пошли занимать позиции.

Наша позиция находилась на относительно спокойном участке периметра Зоны. Вооруженные силы РФ имели ограниченный контингент на территории Украины, и нас терпели скорее только из-за договора «Об Изоляции Зоны Аномальной Активности» (ИЗАА). То есть наша задача сводилась к тому, что бы никого не пропускать и никого не выпускать оттуда. Говорили о сталкерах-фанатиках , что живут внутри зоны, но я никогда не видел их, зато мутантов было много, после Выбросов Аномальной Энергии или просто выбросов, начинался гон, и мутанты как оголтелые лезли на пулеметы. Иногда зона расширялась, отвоевывая территорию, и военным приходилось переносить периметр. Но на нашем участке не было ни одного расширения, и наш участок, как бы вдавался в Зону.

Вообще периметр состоял из трех полос, наша была последняя. Первая полоса – фильтрационный центр, в ней жили люди, в основном семьи сотрудников периметра, экскурсоводы, водившие экскурсии и сафари по Зоне, такой полулегальный бизнес.

Вторая полоса контрольно-пропускной пункт, бюрократическая полоса, но через которую пройти было сложно она ориентирована на то, что бы не допустить людей в зону.

Третья полоса, наша, защищала внешний мир от зоны, мы стояли живым щитом, между исчадиями Ада и миром. По крайней мере так говорил наш замком, прожженный прапор лет сорока, с необычайной манерой говорить перемежая речь нецензурной бранью в соотношении три к одному.

Я курил, облокотившись на «Корд» мой напарник дремал, прислонившись к бетонному брустверу, до конца смены оставался час.

Вдруг на минном поле прогремел взрыв, сработала одна из «монок» на дальних подступах. Прожектор зашарил по КСП и минному полю, луч выхватывал рваные силуэты, на кордон шли зомби.

Столб яркого света поднялся из центра Зоны, осветил ярчайшей вспышкой все вокруг, ударил в небо. Эта неконтролируемая энергия била в высь, закручивала свой водоворот, и тут грохнуло! Тряхнуло так, что с потолка посыпалась штукатурка, мой напарник подскочил на месте. Включилась сирена, начинался гон!

По стерео динамику голосом ком взвода доносились команды:

— Заряжай! Готовсь! По противнику беглым! Огонь!

И тут началось. Застучали пулеметы, запахло порохом, сизый дым окутал помещение ДОТа.

Казалось, время тянется бесконечно, грохот орудий заполнил все пространство вокруг, горячие гильзы сыпались на пол, отработанные ленты меняли на новые, солдат из пополнения забивал отработанные патронами из цинка. Пули калибра 12,7-мм рвали монстров на части. Первая волна ступила на минное поле, раздались взрывы, земля дрожала от взрывов. Мой напарник вошел в азарт, глаза его горели, полевая куртка была расстегнута, берет сдвинут на затылок, пот заливал ему глаза, его пальцы давили на гашетку, он стрелял короткими очередями, целился, стрелял, снова целился, снова стрелял.

— А суки! Получите, что скушал?! Вот тебе добавочки!

Дым закрывал обзор, начался ливень, к грохоту выстрелов примешались раскаты грома. Земля размокла и превращалась в месиво из трупов мутантов, глины.

Застучали гранатометы «Пламя» перемалывая лавину мутантов, ставя барьер из стены разрывов. Казалось лавина бесконечная, слепые псы, псевдоплоти, псевдогиганты, зомби, тушканы все перли на нашу линию обороны, которая вдруг стала такой маленькой, и ограничилась для меня лишь нашим ДОТом.

— Осталось три ленты! - закричал снизу паренек из пополнения – Больше патронов нема!

Я взял переговорник рации и вызвал КП.

— Четвертый ДОТ вызывает КП, Четвертый ДОТ вызывает КП, Как слышно? Прием!

— КП Четвертому, КП Четвертому, что там у вас? Прием!

— КП, патроны на исходе, обороняться больше нечем! Прием!

— Четвертый , отходи к БТРам, Зона расширяется, мы уходим на вторую линию, прием!

— КП не понял вас, как расширяется? Прием!

— Четвертый, валите оттуда к чертовой матери! Первого сплющило аномалией, оборона прорвана, отходите к машинам, осторожно, на территории базы возможны аномалии! Прием!

— КП понял вас, отходим!

Я повесил переговорник, помог нацепить рацию пареньку, постучал напарника по плечу :

— Жека, мы уходим, слышишь? Оборона прорвана, уходи к БТРам.

Жека только кивнул, он был оглушен стрельбой, схватив разгрузку, автомат и за молодым пацаном устремился к выходу, я согласно плану присоединил запалы к минам внутри ДОТа и поспешил за ними.

На территории базы был хаос. Взрывались покинутые ДОТы, солдаты прикрывая друг друга, бежали к ангарам. Мутанты прорвавшие стену казалось заполнили собой все вокруг. Вдруг прямо перед Женькой из земли ударил столб пламени, оставив от бежавшего впереди пацана лишь горстку пепла.

— Твою мать! Что это?!

— Я не знаю, это какая-то аномалия, майор говорил, что Зона расширилась! Вероятно мы теперь в зоне.

Мы бежали дальше временами останавливаясь, и пуская по несколько очередей в преследующих нас мутантов. Вокруг разрастались аномалии, людей закручивало, поднимало вверх, разрывало на части, спрессовывало, подкидывало в воздух, сжигало. Безумие летало над базой, все бежали к БТРам, наплевав на инструкции, отталкивая друг друга, спасаясь, сами.

Я бежал за Жекой, вдруг меня подкинуло вверх, я даже не успел понять что происходит, как уже отлетел назад к нашему ДОТу. Сквозь кровавую пелену я видел, как Жека добежал до БТРа, оглянулся, не увидев меня, попытался бежать обратно, но тут площадку с БТРами накрыло взрывами. По секции работали ГРАДы, следуя приказу, никого не выпускать из Зоны. Я потерял сознание.

Очнулся я в рассветных сумерках, над базой стелился туман, смешиваясь с черным дымом пожаров, скрывая руины, воняло толом, горелым мясом. Рядом со мной раздалось чавканье, автомат я выронил, поэтому достал из кобуры на поясе Макаров и пару раз выстрелил на звук. Раздался скулеж и удаляющийся топот.

Я попробовал встать, тело пронзила боль и я зашатался, прислонившись к обломкам стены я осторожно ощупал себя на предмет повреждений, но кроме ушибов и ссадин ничего не обнаружил.

— Это хорошо- , подумал я, - переломы сейчас были бы совсем не кстати.

Шатаясь я пошел в сторону Зоны, выбираться из нее сейчас, значило попасть под свои же пулеметы, или стать жертвой аномалии, или голодного мутанта, идя же в Зону, я имел хоть и слабую, но надежду не оказаться расстрелянным сталкерами, а даже надеялся с их помощью выйти из Зоны.

Я споткнулся обо что-то скрытое туманом. Я наклонился, и увидел, одного из парней нашего взвода, лицо у него было съедено, и представляло собой кровавую кашу, форма разодрана и дымилась, узнал я его по татуировке на правой руке. Я подобрал его автомат, переложил к себе пару магазинов, и взяв автомат поудобнее пошел дальше, но через пару шагов остановился, вчера аномалии возникали повсюду, а сейчас они вероятно тоже были, но скрыты туманом. Я набрал немного гильз которых валялось в избытке и кидая их перед собой стал прокладывать себе дорогу.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:48 | Сообщение # 78
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СИЯНИЕ

Шум работающего вертолётного двигателя ощутимо давил на барабанные перепонки. В отличие от пилотов у нас десанта шлемофонов не было и мы рефлекторно втягивали головы в плечи, словно черепахи, пытаясь не оглохнуть. И каждый из десантной группы кидал то и дело нервные взгляды на лампочки сигнальной панели, закреплённой под потолком кабины. Скоро должен был загореться белый сигнал – 10 минут до высадки.

Я повернул голову налево и постарался рассмотреть получше своего нового напарника. У нас практически не было времени, как следует познакомиться. Точнее время было, целый месяц совместных тренировок по огневой и оперативно-тактической подготовке, но вот желания или даже настроения общаться не было. Нет, мы, конечно, обсуждали все предстоящие задания и постоянно обменивались оперативной информацией, но… наше общение так и не вышло за профессиональные рамки. Всему виной была та отчуждённость, которую я не переставал испытывать вот уже два месяца с момента гибели моего предыдущего напарника Курта. Мысль о том, что он был «предыдущим» вызвала отвращение, словно где-то под лёгкими всколыхнулось, что-то мерзкое. Наш батальонный психолог назвал это чувство «весьма позитивным признаком человечности». Позитивным… ну да, учитывая специфику моей профессии любые проявления человечности, даже такие болезненные, можно считать хорошим знаком. Говорят, большинство снайперов из группы зачистки быстро спекаются. Попытки забыться в алкогольном или наркотическом бреду, чтобы если не избавиться насовсем, то хотя бы размыть до абстрактного состояния сонмы бледных лиц своих жертв – вот что скрывается под короткой формулировкой «Профессиональное выгорание» в личном деле снайпера. Я тяжело переносил смерть напарника. Мы были не просто коллегами, сослуживцами или друзьями. Мы были как сиамские близнецы, идеально дополняющие друг друга. После трагического завершения нашего последнего задания, я попал в военный госпиталь под Киевом. Врачи сказали, что я пришёл в себя практически сразу как поступил к ним. Через два дня ко мне явился командир отряда и сообщил, что мой напарник погиб, скончался от полученных ран во время эвакуации. Я провалялся в госпитале почти три недели и всё это время убеждал себя, что Курт жив, просто лежит в каком-то другом госпитале в реанимации. Я находил бесконечное количество вполне логичных и правдоподобных объяснений. Что его подобрали учёные или сталкеры и, так как он был без документов и каких-либо знаков различия, то никто и не сообщил об этом в штаб, и что сейчас он просто лежит в какой-нибудь из палат полевого госпиталя в Чернобыле-7 или ещё где-то. Эти мысли поддерживали во мне надежду и наверное даже жизнь. Но вернувшись в расположение батальона и сев на койку в кубрике нашего отряда, я вдруг очень чётко осознал, что остался один. Спустя недельного курса психологической реадаптации мне представили моего нового напарника, и начался курс слаживания снайперской пары.

Как и я, он был из семьи военного, не определившийся в жизни, но рано открывший в себе талант к меткой стрельбе. Внешне мой новый напарник тоже был похож на меня: среднего роста, всегда гладко выбрит с коротким ёжиком тёмно-русых волос на голове. Только глаза у нас были разные. У него серо-зелёные, не выразительные и какие-то скучающие. У меня чёрные, окружённые сеткой мелких мимических морщин. Батальонный психолог называл мой взгляд колючим и советовал не смотреть долго в глаза людям, на которых я захочу произвести хорошее впечатление.

Единственной полезной информацией, которую я узнал о моём новом напарнике за время курса слаживания - это его позывной «Вили» и то, что он отличный наводчик. Сам Вили был молчалив и в друзья ко мне не рвался. Меня это вполне устраивало.

Грохот вертолётного двигателя на несколько секунд поменял тональность, а затем перешёл в глухое жужжание. Звук, больше похожий на работающую дрель под подушкой, десантный отсек вертолёта. Из проёма, заранее открытой, десантной рампы доносился отдалённый свист лопастей, рассекающих воздух. Общий шум, производимый вертолётом, перешедшим в «стелс» режим, был не громче звука работающего двигателя современной легковушки и тот заглушался потоком встречного ветра. Белая лампочка под потолком, истерично сигналила о подлёте к месту нашей высадки. Машина пошла на снижение.

Позиция была выбрана тактиками из разведцентра полка отлично, что для них было редкостью, ведь они опирались на устаревшие карты местности и скудные спутниковые данные. Из-за постоянной облачности и аномальных магнитных бурь, царящих в Зоне - дистанционная разведка становилась практически невозможной. Но на сей раз всё кажется, складывалось удачно. Хотя только что закончился мелкий моросящий дождь, вершина холма, на котором мы расположились, не сильно промокла. Мы заняли позицию в глубине тёмной сосновой рощи почти в километре от цели. Вечерние тени сгущались довольно быстро, но мы не спешили. До предполагаемого времени появления нашей цели оставалось ещё около двух часов.

Вся десантная группа была высажена восточнее района локации под названием Барьер. После разделения боевых групп и четырёхчасового марша по аномальным территориям Зоны время оборудования огневых позиций я воспринимал как отдых.

На вводном инструктаже нам довели, что сегодня утром было зафиксировано прибытие нескольких хорошо вооружённых групп сталкеров из группировки «Монолит» на объект 013 известный как «Выжегатель». По всей видимости, это были отряды охраны, сопровождавшие кого-то из полевых командиров группировки. И как раз недавно яйцеголовые из Янтаря предложили опробовать их новую пси-защиту бойцам нашего подразделения. Шанса нанести ощутимый урон сектантам больше могло не представиться и если надо мы были готовы ждать, хоть всю ночь.

Я никогда не любил шлемы, каски прочую защиту головы, но на этом задании выбора не было. На лёгком защитном шлеме из углепластика крепились устройства, защищающие мозг от вредоносного психотронного излучения Выжегателя. Паутинка из тонких металлических нитей на внутренней стороне шлема соединялась с небольшим блоком на затылочной части. Судя по ощущениям, чудо-защита яйцеголовых работала. Обычно при приближении к Выжегателю ближе, чем на километр начинались сильные головные боли и потеря ориентации в пространстве. Сейчас же я испытывал лишь лёгкое покалывание в висках.

Мы установили перед позицией маскировочную сеть с защитой от термоскопических приборов слежения и приступили к оборудованию собственных огневых точек. Вили спокойно и даже немного механически поставил телескопический штатив на трёх ногах, извлёк из ранца несколько крупных деталей и, соединив их вместе, установил на штативе получившуюся конструкцию. Я расчистил от мелкого мусора участок земли примерно в два квадратных метра, достал и расстелил посередине толстый коврик из теплоизолирующего материала. Оружие расчехлил ещё в вертушке, и сейчас оставалось закрепить на ней оптику и заняться установкой снайперского станка. Специальная конструкция из металлических пластин, покрытых слоем чёрной резины, предназначалась для надёжной фиксации ствола снайперской винтовке на мягком грунте. Установив станок, я зафиксировал свою малышку и растянулся на коврике, приникнув к окуляру оптики. К тому времени как я закончил настройку и оторвался от прицела, Вили закончил возиться с компьютерной составляющей своей установки и уже протягивал мне узкий шлейф оптического кабеля. Объединив сопроцессор электронного прицела моей винтовки и компьютера своего сканирующего комплекса Вили синхронизировал их работу. Убедившись, что все системы работают нормально, напарник кивнул и принял лежачее положение слева от меня, не отрывая глаз от монитора. Я вновь прильнул к своей малышке.

Вот эти моменты я любил больше всего. До начала операции оставалось около получаса, и я полностью сосредоточился на том, чтобы слиться воедино со своим оружием. Тяжёлая снайперская винтовка, предназначенная для поражения легкобронированной техники противника, словно оживала в моих руках. Я чувствовал, как под указательным пальцем нагревается ребристая поверхность спускового крючка. Под правой щекой также медленно растекалось тепло по специальной подушечке, закреплённой на прикладе. Я практически полностью абстрагировался от местности. На поверхность окуляра проецировались данные сканирования: средняя скорость и направление ветра на всей протяжённости маршрута до цели, дальность до объекта в центре перекрестия.

Я знал, что помимо нас в операции была задействована вторая снайперская пара. Я точно помнил расположение всех огневых позиций, обозначенных на инструктаже, и потому первым делом отыскал позицию «дублёров». Нуда вот и они, масксеть установленная лицом к противнику находилась под углом к моей позиции, и я чётко рассмотрел два ссутулившихся силуэта перед поваленным деревом. Их позиция оказалась слева от нас и чуть ниже нашей, но они выдвинулись ближе к склону холма и потому с фронта деревья их практически не скрывали. Ну, что же… хозяин – барин, только по возвращении надо будет поговорить со старшим пары.

Настроившись на нужный лад, я принялся осматривать оперативное пространство. Больше четверти века назад на этом месте начали возводить крупный энергетический узел, своего рода подстанцию, распределяющую энергию от ЧАЭС по различным направлениям. Но после Чернобыльской катастрофы и создания карантинной зоны отчуждения этот объект был переоборудован под какую-то лабораторию, занимающуюся разработкой психотронного оружия. Что творилось в этом секторе после создания лаборатории, я не знаю, но ходят слухи, что фанатики из группировки «Монолит» захватили подстанцию и довели установку пси-поля до ума. Вот уже несколько лет весь сектор от Барьера до Припяти накрывало поле пси-излучения. Все попавшие в его зону действия либо умирали на месте, либо пропадали без вести. Ходят слухи, что те, кто пропал, превратились со временем в зомби и заполонили улицы Припяти. Кто знает…
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:48 | Сообщение # 79
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Подстанция была оборудована небольшим железнодорожным депо. Практически вся инфраструктура Чернобыльского района строилась на железнодорожном сообщении. Все крупногабаритные грузы, оборудование, строительную технику и материалы доставляли составы буксируемые электровозами. Вся распределительная подстанция фактически была выстроена вокруг небольшого узлового пункта. Перекрёсток семи дорог. Сравнение мне понравилось, удачное. Ныне всё это нагромождение из бетона и стали превратилось в форпост сектантов и похоже они зашевелились.

Моё внимание привлекло то, что из основного здания подстанции вышла довольно большая группа монолитовцев. Все бойцы группировки, находящиеся на территории Выжегателя похоже собирались вокруг пустой грузовой платформы.

По периферии, видимого в оптический прицел пространства располагалось индикационное кольцо. Левый сектор кольца подсветился жёлтым цветом – похоже, сканеры Вили определили приоритетную цель. Я плавно сместил ствол винтовки влево, до тех пор, пока бледное жёлтое свечение не окрасило всю окружность окуляра. В перекрестии оказалась группа из трех монолитовцев, поднимающихся на пустую грузовую платформу по деревянной приставной лесенке. Я медленно повёл стволом винтовки, сопровождая цель. Все трое сектантов были экипированы эгзоскелетами украшенными какими-то эмблемами на грудном панцире и наплечниках. Когда вышедшие на импровизированную трибуну ораторы встали лицом к собравшимся бойцам группировки, один впереди, двое оставшихся, позади.

Наша двойка была ведущей в этой операции, поэтому наиболее приоритетную цель полагалось уничтожить мне. Дублирующая пара должна будет вступить сразу после моего выстрела. Их задача поражение целей второго уровня важности и подавление снайперского огня противника. Впрочем, если позиция дублирующей пары окажется раскрытой раньше моей и весь огонь противника будет сосредоточен на них, то функции прикрытия автоматически лягут на меня. На крайний случай есть отделение военсталов – штурмовиков, занимающих скрытую позицию в километре за нашей спиной. Эти ребята, по суммарной огневой мощи равные, наверное, танковому взводу, устроят феерическое шоу в случае провала операции. Для этого нужно, чтобы одна из снайперских пар подала соответствующий сигнал. Хорошо бы обойтись без шума.

Все три офицера группировки на трибуне сняли шлемы. Когда перекрестие прицела сошлось на груди стоящего впереди монолитовца, индикационное кольцо окрасилось в красный цвет. Система распознала цель как приоритетную. Это был Тур – один из ведущих идеологов Монолита. За его правым плечом стоял Гурон – один из старших полевых командиров группировки, Долг объявил нехилую награду за его голову. А вот лицо третьего офицера вызывало сомнения. Я был уверен, что уже видел этого человека, но не на инструктаже и не в базе приоритетных целей. Странное чувство, похожее на дэжавю, словно я уже видел этого человека вот так - стоящим на трибуне. Кажется, я даже общался с ним. Из глубин памяти всплыл отрывок фразы, произносимый спокойным и уверенным голосом, чуть с хрипотцой. Точно! Я был готов поклясться, что это именно он. Это был старший инструктор курса стрельб в полевом учебном центре, где я проходил доподготовку после назначения в батальон военсталов. Что он здесь делает? Почему примкнул к сектантам? В голове закружился целый хоровод мыслей. Я никак не мог сосредоточиться на происходящем. Вдруг вспомнились разговоры сталкеров перебежчиков, о том, что Монолит поддерживается каким-то правительством или спецслужбами. Наше собственное задание показалось теперь абсурдным. Зачем было посылать маленькую спецгруппу, когда имея защиту от пси-поля Выжегателя можно было просто сравнять это место с землёй одним звеном вертолётов. Или нас послали убрать неугодных правительству исполнителей? Взбунтовавшихся отступников, не пожелавших быть марионетками в руках спецслужб? Я видел в перекрестии прицела широкое, открытое лицо Тура. Он что-то вещал с трибуны. Я не мог слышать слов, но, похоже, улавливал смысл по движению его губ. Он говорил, что-то про будущее мира и эволюцию человечества. Что-то про естественный отбор. Зона – это будущее нашей планеты. Так земля мстит людям за причиненные ей увечья. Скоро весь мир станет таким как Зона и только те, кто окажется сильнее и приспособится к жизни здесь, выживет. Я вслушивался в сильный и ясный голос Тура, звучащий у меня в голове. Прицел слегка подрагивал из-за колебаний, что передавались по моей левой руке, сжимавшей рукоять десантного ножа. Тело Вили перестало канвульсировать. Я отпустил рукоять и оставил нож, застрявший лезвием между шейных позвонков моего напарника. Картинка в перекрестии перестала дрожать. Я плавно перевёл ствол чуть влево, задержал дыхание и дважды спустил курок, слегка доводя ствол в сторону. Дублирующая пара не могла теперь подать сигнал группе прикрытия. Я отстегнул фиксатор, удерживающий ствол винтовки на станке, подхватил лямку рюкзака и выпрямился во весь рост. Моё оружие ещё послужит правому делу. Я медленно спускался по склону холма к Выжигателю. Я знал, что меня никто не станет останавливать. Мне вообще больше не грозила опасность. По телу разливалась лёгкость и мощь. Теперь я свободен от груза той боли и непонимания, что тяготили меня. Я шёл к настоящим людям, свободным и сильным, как и я теперь. Я шёл к своим братьям.

Возле медленно остывающего трупа военстала Вили остался брошенный шлем. Перевёрнутая полусфера лежала на залитом кровью коврике. На затылочной части шлема чернела коробочка сгоревшего блока.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:50 | Сообщение # 80
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СВОБОДНЫЙ

Свободный сидел, затаившись, практически не дыша, не шелохнувшись. Он ждал, внимательно глядя в оптику винтовки. На Зону опускались сумерки, небо становились свинцовым из-за сгущающихся облаков, начинал накрапывать мелкий, и от того более противный, дождь. Было тихо, лишь иногда тишину нарушал лай слепых псов. Свободный тихо поднялся и пошел следом за группой Долга. Он крался тихо и осторожно, ни одна ветка не хрустнула под его старым, разношенным ботинком. ПДА был отключен, чтобы не выдать себя раньше времени, поэтому ему оставалось полагаться только на свои чувства, обостренные до предела.

Эта охота длилась уже несколько дней. Сталкер шел за ними попятам: их невидимый сопровождающий на тот свет. В его душе осталась лишь ненависть, упрямо требующая выхода. О, как давно он искал их, ждал с ними встречи. Полгода он топтал негостеприимную землю Зоны только ради этих четверых. Палец непроизвольно лег на курок. «Нет, не сейчас», - подумал он.

Дождь набирал силу, его струи стекали по лицу сталкера. Он вдыхал холодный влажный воздух Зоны полной грудью, стараясь погасить пожар, жажду мести, пылающую вот уже год. Это неправда, что время лечит. Оно лишь притупляет боль, которая, как искры огня, разгорается с новой силой, лишь только появляется ветер воспоминаний. Свободный лег на холодную, мокрую землю и вновь стал наблюдать за квадом. Внезапно внимание сталкеров что то отвлекло. Это был он, тот самый подходящий момент. Свободный прицелился, сделал глубокий вдох, сердце как будто остановилось, и плавно нажал на курок. В плечо ударила отдача. Винторез, как всегда, не подвел: один из должан согнулся пополам, выронил автомат из рук, и медленно осел на землю. Остальные, с недоумением глядя по сторонам, поспешили под прикрытие валунов и кустарника. Но сегодня удача была на стороне свободного. Второй должанин не успел добежать до своего спасения – его все-таки догнала пуля, маленькая свинцовая смерть. Оставшиеся сталкеры пытались вычислить стрелявшего, но сделать это было не так то просто. Хотя и для свободного они стали теперь недоступной добычей. Но свободному сегодня действительно везло: уходя с линии огня, должане потревожили стаю слепых псов. Все закончилось очень быстро. Свободный медленно, стараясь не производить лишнего шума, крался к тому месту, где долговцев зажали собаки…

…Трое должан лежали бездыханными. Два слепыша тащили четвертого. Самое странное было то, что он был еще жив. Сталкер поднял винторез и дважды отрывисто нажал на курок. Он подошел к лежащему мужчине. Должник дышал тяжело, всхлипывая. За ним тянулся кровавый след. «Свободный» внимательно смотрел на него, держа в руках ПМ, в его душе бушевала эмоциональная буря. Долговец смог приоткрыть глаза: дуло ПМ смотрело ему прямо в лицо. Сталкер стоял и смотрел на изувеченного должника, в нем боролись два противоречивых чувства. С одной стороны – это был его враг, личный враг, он долго ждал этой встречи, он хотел его смерти. И вот теперь, достаточно раз нажать на курок и он закончит то, о чем клялся на могиле брата, когда только пришел сюда. Но что-то останавливало его, мешало, удерживало.

Раненный долговец уже пришел в себя, и теперь смотрел на сталкера с наглой, ехидной, ухмылочкой. Он понимал, что живет последние минуты, и поэтому хотел умереть достойно. Тяжело дыша, он с каким-то нечеловеческим спокойствием ждал того последнего выстрела. Свободный взглянул в его глаза, там был лед, просто многотонная глыба ледяного презрения и ненависти. Сталкер кивнул, для себя он уже все решил. Он убрал пистолет обратно в кобуру.

- Что, анархия, кишка тонка? – прохрипел ему должник, - Слабо, в глаза глядя, убить?

Свободный невесело усмехнулся и покачал головой.

Должанин попытался повернуться к нему, но лицо его судорожно скривилось от боли, он опять потерял сознание. Свободный наклонился над ним и внимательно осмотрел раны. Покопавшись в своей аптечке «свободный» достал обезболивающее, остановил кровь. После чего он обыскал его. От этих манипуляций должник очнулся, он открыл глаза.

- Убьешь? – прохрипел он сквозь зубы.

Сталкер ничего не ответил.

«Свободный» взвалил его на спину, от боли «должник» опять потерял сознание.

***
«Должник» очнулся. Он лежал на полу дома. Приходить в себя было тяжело, тело болело, сознание возвращалось к нему постепенно толчками. Рядом с ним послышались тихие шаги. К нему подошел «свободный».

- Очнулся? – спросил он.

«Должник» взглянул на него с вызовом.

- И что ты будешь делать теперь? Убьешь, или заставишь работать на вас? – «должник» пытался сказать это с вызовом, но голос его был еще слабым и хриплым.

- Пока не то и не другое.

«Должник» сидел, прислонившись к стене, внимательно глядя на своего врага.

- Ты – капитан Лавров?

«Должник» кивнул.

- Приятно познакомиться, - холодно сказал «свободный», - а я Женя Дух. Я думаю, тебе знакомо имя Пашки Адвоката?

Лавров нахмурился и отвел взгляд.

- Значит помнишь… Это мой старший брат, - продолжил Дух, - его убил твой квад год назад…

- Это война. Его бы все равно убили, рано или поздно, - долговец отвернулся, вроде бы смущенно.

- Да какая на хрен война, - взорвался Дух, - вам что, еще не надоело. В вашей, так называемой, войне нет и не будет победивших, будет только смерть! А в Зоне и так хватает смерти, зачем же вы еще…

Дух, привалившись к стене, сполз на пол.

- Так почему ж ты меня не убил сразу там, в Темной долине?

Дух взглянул на него с усмешкой:

- Я не мясник. Убить в бою это одно, а добить едва живого человека я не смог, это не в моих правилах.… Хотя, вы не постеснялись, и смогли меня лишить всего: семьи, дома, - взгляд Духа вновь стал презрительно-ледянным.

- Значит, сегодня, это был ты!!! - капитан рванулся, но силы его тут же оставили, он не смог даже подняться. Он сжал кулаки в бессильной ярости, глаза сверкнули.

- Да. Я благодарен Зоне: она сохранила вас для меня живыми, я это уже исправил. - Он взглянул на капитана: за злостью пряталась огромная усталость.

- Вы убили моего брата, он был «свободным». Когда это случилось, мама прожила около полугода, просто сгорела от горя. Я продал квартиру и ушел в Зону, умоляя только об одном: чтобы вы были живы. Я поклялся отомстить на его могиле здесь. Полгода я топтал Зону, я искал вас, и, как ты правильно понял, нашел всех. И вот ты – последний.

- Так чего же ты ждешь? – воскликнул Лавров, - Давай, стреляй!.

- Я не знаю…. Я хочу, чтобы ты меня понял...

***
Наступила ночь, дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Небо стало чистым, выглянула луна. Капитан Лавров сидел, прислонившись к стене, и смотрел на свободовца. Тот сидел у противоположной стены с закрытыми глазами. Ремень штурмовой винтовки был намотан на руку.

Дух не спал, он просто сидел, думая о том, что завтра он, вероятно, закончит то, зачем пришел сюда. Но удовлетворения от этой мысли не было. В душе была пустота, которая, появилась после смерти мамы и брата. Он думал она уйдет здесь, в Зоне. Он пришел к свободным, туда, где был в свое время Пашка. Дух стал самым непримиримым бойцом «Свободы», но с каждым убитым долговцем пустота в душе только росла. Между рейдами он пил, пил по-черному. Жизнь переставала его интересовать. Единственным стимулом была месть. Но вот он убил их, но покоя не добился.

В голове крутились воспоминания. Он помнил, как брат ушел в Зону: срочно понадобились деньги. Как он приезжал после восьми месяцев жизни в этом аду. Показывал фотографии в своем наладоннике. Втайне от матери, рассказал, как его чуть не подстрелили в заварушке с наёмниками. Показывал шрам на виске. Брат был прежним молодым, задорным, а вот глаза… они были совсем другими: он видел смерть своих друзей и сам был чьей-то смертью. Брат пробыл неделю и вновь уехал, а через месяц позвонили в дверь…

… Весна. В дверь позвонили. Женька (еще не Дух, а просто Женька Смирницкий двадцати лет) открыл. На пороге стоял мужчина в потертой кожаной куртке.

- Вы Евгений Смирницкий?

- Да это я. А что вы хотели?

- Меня зовут Гарик, или Седой. Можно войти? Мне надо вам кое-что передать.

Мужчина вошел.

- Вы были братом Паши?

- А что…

- Он погиб… две недели назад.… Все так глупо получилось. У него была своя группа: дали для учебы четыре «зеленых» пацана. Они были в рейде и, возвращаясь, напоролись на патруль «Долга». Он опекал этих пацанов и потому прикрывал их отход до последнего. Но что может сделать один опытный сталкер против четырех стволов? В общем, ушел только один молодой. Он то и рассказал о происшедшем…. Адвокат был ранен, тяжело ранен, но всё-таки держался. Они не постеснялись его добить. Ублюдки, - кулаки сталкера бессильно сжались, - Мы похоронили его на своем кладбище, не смогли вывезти за периметр. Я привез некоторые из его вещей, - он передал Женьке пакет, - твой брат много говорил о тебе. Мне очень жаль, что так все вышло.

Мужчина круто развернулся, но перед тем как уйти сказал:

- Он был из тех немногих сталкеров, у которых была семья кроме «Свободы». Он вас очень любил…
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:50 | Сообщение # 81
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
А Женька сидел за столом, курил и вспоминал Пашку. Тот был ему старшим братом, лучшим другом, заменял отца. Он не понимал, как его брат, такой сильный, такой умный мог умереть. Он отказывался верить в это. Всё казалось ему страшным сном. Он сейчас проснется и морок исчезнет, как исчезают ночные страхи утром, и его брат будет рядом, будет всегда рядом….

А еще он думал, как сказать матери о том, что её старшего сына, её любимого Пашеньки, больше нет…

***
Дух уснул только под утро, а проснулся от какого-то странного шороха. В окна полуразрушенного дома било солнце, такое редкое в царстве вечной осени. Сталкер тут же напрягся, краем глаза взглянул на «должанина», тот был на своем месте. Что-то, или кто-то было под окнами. Дух осторожно подкрался к окну, он ходил неслышно, за что и получил своё прозвище. Около дома было слишком оживленно: его окружала группа Долга…

«Ну, вот и всё» - подумал Дух, и в глубине души вроде бы даже обрадовался.

- Эй, капитан, там кажется ваши, - с задором сказал он, повернувшись к Лаврову. Лавров удивленно посмотрел на Духа.

- Что ты хочешь этим сказать?

Сталкер ничего не ответил, лишь развел руками, на лице была счастливая улыбка.

Он выкрикнул в окно:

- Эй, долгари, не дергайтесь! Ваш корешь здесь! Одно лишнее движение, и он покойник!

В рядах «Долга» прошел шепот.

- Эй, - это был Лавров,- да никто с тобой разговаривать не будет.

Он сидел у стены и смотрел сталкеру в глаза каким-то извиняющимся взглядом. Капитан Лавров хотел всей душой отмены штурма. Он видел, что свободный так просто не сдастся. Ему были не нужны смерти своих бойцов, да и крови свободного он не желал. Он действительно помнил его брата: про него потом даже в баре ходили слухи. Что парень из «Свободы» пытался спасти четырех «новичков» ценой собственной жизни. Тогда они просто влетели в его патруль. Адвокат понимал, что молодые лягут в землю слишком быстро. «Быстро!!! В сторону складов!!!» прорычал он, задерживая квад шквальным огнем. Он убил одного «должанина», одного тяжело ранил. Видимо он понимал, что из этой мясорубки ему уже не уйти, и патронов не жалел. Когда они подобрались к нему он был едва жив. Сталкер лежал у дерева, под ним растекалась лужа крови, вытекавшей из трех ран, лицо мертвенно-бледное. И в этом «теле» живыми оставались только глаза, да впрочем, и они уже подернулись предсмертной дымкой. Он взглянул на них спокойно, и даже с вызовом – он был готов. Он не мог больше сопротивляться: не было патронов. По лицу парня пробежала судорога, но глаза он не отвел. Из-за спины Лаврова раздался выстрел. Прямо посередине лба сталкера появилась аккуратная дырочка, он вытянулся на мокрой от его крови земле…

- Я не хотел его смерти, извини. Я забыл, что у нас могут быть близкие люди и, что они могут страдать, - вздохнул капитан, - и они об этом забыли. Тебя никто не будет слушать, сейчас начнется штурм.

- Ну что ж, - Дух вздохнул, - значит, не свезло.

Он яростно отстреливался. Дух прекрасно понимал, что смерть его уже стоит на пороге, и старался подороже продать свою жизнь.

Раздался тихий хлопок.

«Как же я мог забыть о снайперах» подумал Дух, сползая по стене на пол: на груди расплывалось красное пятно.

Когда в дом ворвались бойцы «Долга», Дух был еще жив. Напротив него встал один из них, беря «свободного» на прицел. Сталкер закрыл глаза: «Господи, как я устал… я устал от войны, от мести, я остался один, я хочу прекратить это, и как можно быстрей»

- Нет! Не стрелять, - крикнул Лавров, но было поздно.

Раздался выстрел, тело Духа обмякло, на лице появилась торжествующая улыбка: он стал свободен…
 
БРАТ-2[voin]Дата: Понедельник, 21.05.2012, 00:38 | Сообщение # 82
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 459
Репутация: 11
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме
Немного поэзии

-Исповедь

Стоял бродяга в тишине
Склонив чело под образами.
И слёзы капали во тьме,
Смывая кровь перед глазами.

Он вспоминал последний бой,
А память лица рисовала.
Мутантов жутких целый строй,
Друзей погибших, смерть стирала.

Сжимая верный автомат,
На сантиметры продвигаясь к цели.
Врагов кормил свинцом гранат.
Они противились, но ели.

Вернулся сталкер лишь один
Успешно выполнив задачу.
Но голова, белеет от седин,
Душа изранена на сдачу.

Стоял бродяга в тишине
Склонив чело под образами.
И слёзы капали во тьме,
Смывая кровь перед глазами.

-Опасная ходка

Вот-вот покинем мы Янтарь,
Седин набравшись под завязку.
С лица сотру, я, пот и гарь.
Поправлю сползшую повязку.

А в след стреляют невпопад.
И снорки скачут по долине.
Проход свободный ищет взгляд,
Не подорваться бы на мине.

Болтом прокладываю путь,
Мой друг, мне спину прикрывает.
Со смертью танец, это жуть,
Но тут без риска не бывает.

В награду будет нам хабар,
Торгаш сполна, за всё заплатит.
Возьмём заслуженный навар
И будем в баре деньги тратить.

Потом нас Зона позовёт,
В свои опасные объятья.
Там кровосос уж где-то ждёт,
И помощь просят наши братья.

-Гитарист

Звенит гитара у костра,
Бродяга песню напевает.
О том, что жизнь так коротка:
Ошибок Зона не прощает.

Споёт о пройденном пути,
О тех кто больше не вернётся.
Прошепчет тихо, - друг, прости...
И голос дрогнув оборвётся.

Хлестнёт по нервам тишина,
Лишь треск поленьев раздаётся.
Звезда, что дома лишена,
Слезой о землю разобьется.

-Путь Сталкера

И звёзды гаснут под ногой,
Когда на лужи наступаешь.
Бросок вперёд и страх долой
Преграды все ты поломаешь.

Тебя мечта вперёд гнала,
Звезда несбыточного счастья.
А жизнь всегда своё брала,
И укрывала от ненастья.

-Звон колоколов
По ком звонят колокола?
Ворон спугнувши над погостом.
С деревьев капает смола.
И речь звучит прощальным тостом.

Обнявшись сталкеры стоят,
Не пряча слёзы, у могилы.
Священник служит свой обряд.
Слова молитвы режут жилы.

А друг, над кем горит свеча.
Землёй укутан словно пухом.
Героев кровь так горяча,
Ведь Зона любит сильных духом.

-Сочинил четверостишие, на поле боя Янтаря

Закончен бой, погасли свечи.
Над Зоной кружит вороньё.
Не слышно больше свист картечи,
И только чавкает зверьё.

-


Сообщение отредактировал БРАТ-2 - Понедельник, 21.05.2012, 01:11
 
NEPHEDДата: Четверг, 30.08.2012, 22:54 | Сообщение # 83
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СЛЕПОЙ ПЕС

Чернобыль. Зона. Кордон. Для новичка Жорика все было как по шаблону. Уже месяц он топтал сталкерскую землю своими сапогами. В лагере новичков Жору считали немного странным. Наверно он любил проводить время один, чтобы думать про себя, про Зону, про свою копейку, которую «на коленях» выручит у торговца. У Жоры был только один друг-Димка Пуля, который помогал ему во всем, когда только прополз в Зону. Но был и враг - бандит Дырявый, который частенько гопал Жорика на хабар. За это Жора старался обходить бандюка десятой дорогой.

Однажды Жорик шел с вылазки в лагерь, устало потягивая сигарету. Темнело. Вдруг в кустах раздался слабый вой. Новичок схватил автомат к плечу, щелкнул предохранитель. «Этого еще не хватало» - подумал Жора. Но движения не было, кусты не шевелились. Тишина. Жорику стало даже интересно, кто там затаился. Не стая же кабанов. Мелкими шагами он подобрался поближе, держа автомат наготове. Снова тишина. Тогда Жорик раздвинул кусты и увидел маленького слепого щенка, которому было отсилы месяца два. Все нормально, Жора перевел дух.

Слепой щенок лежал на траве и тяжело похрипывал. У него был разодран бок и сильно кровоточила передняя лапа. Жорик осмотрел щенка, не обнаружив пулевых ранений. Наверно его сбил кабан. Жору одолела грусть. В детстве он тоже находил больного щенка, долго с ним возился, покупал лекарства на карманные деньги. А потом отдал его в приют для бездомных животных.

Жорик решил плюнуть на лагерь. Аккуратно взяв щенка на руки, он быстро двинулся на старый АТП. Зашел в один из домов, снял куртку и постелил ее на полу. Уложив щенка, Жорик достал с рюкзака аптечку и обработал раны. Потом вынул бинт и осторожно наклал на разодранный бок и опухшую лапу.

Пошел дождь. Жорик покормил щенка остатками колбасы и тот уснул. Сталкер закурил и смотрел на звезды. Он понял, что сейчас щенок стал для него главной заботой. Что поделаешь с любовью к животным, даже к таким?

В этот момент послышался шум. Раздались голоса и засветили фонари. Жора увидел три силуэта, которые двигались к нему. Он поправил свой потертый пистолет. Выхода не было, он не мог бросить щенка.

Когда люди были совсем рядом, Жора увидел в центре Дырявого. «Только не он» - тяжело вздохнул Жорик. Бандюки тоже его увидели и осторожно подошли к нему, подняв пушки. Увидев Жору, Дырявый ехидно заулыбался и сказал:

— Опа, кого я вижу. Пацаны, тут наш хабар сидит.

Посветив фонарем, он увидел слепого щенка, который проснулся от шума.

— Ты чего — удивленно сказал Дырявый, — тварь приютил, гнида? Ладно, черт с тобой, давай хабар, бабло, а то я пристрелю твоего питомца, — злорадно усмехнулся бандит.

— Но у меня ничего нет, — ответил Жорик.

— А если хорошо подумать?

— Правда нет.

— Ты достал меня!!!

Дырявый развернул ствол в сторону щенка и выпустил очередь.

— А так найдется?!

В глазах Жоры настало глубокое отчаянье и пленка безумства. Он быстро снял с ремня пистолет и выстрельнул в лоб бандита. В один момент братки Дырявого направили стволы на поражение.

Стрельба… И больше ничего. Вот такая смерть за добро к тваре Зоны.
 
NEPHEDДата: Четверг, 30.08.2012, 22:55 | Сообщение # 84
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СТАРИК

Серж сидел в баре, в самом крайнем и темном углу. На столе у него стояло три бутылки водки, и всё они были закрыты, а стакан пуст. Сталкер не на что не обращал внимания, он был мрачен, и погружен в свои мысли. Многие уже поговаривали, что он сошел с ума, другие которые хоть как то с ним были знакомы, говорили, что он вроде как недавно потерял друга. И вторые были правы. Серж буквально три дня назад, попрощался с одним очень хорошим человеком. Он не видел его смерти, но был уверен, что тот погиб, так как его друг отправился к центру зоны, в поисках Исполнителя желаний. Серж бы не так был бы уверен в смерти своего друга, если бы его другу было бы не шестьдесят пять лет.

Туман окутывал всё вокруг, и дальше чем на три метра вперед, нечего не было видно. Серж медленно шел, тыкая перед собой палкой проверяя почву на плотность, а потом, убедившись, что там не трясина медленно ступал. По болотам он шел уже целый час, но так и не увидел нужного ему места. КПК у него сдох еще вчера, когда он отбивался от снорка, который взялся невесть откуда. Поэтому Сержу приходилось идти в прямом смысле этого слова, на ощупь, и его это не радовало. Пройдя еще десять шагов, он остановился, посмотрел на часы, которые висели у него на правой руке, но время так и не узнал, потом что часы были сломаны вдребезги, даже стрелок не было, и полциферблата тоже. Сплюнув, Серж достал фляжку с водой, которая висела у него на поясе, открыв её, он сделал два глотка и вновь повесил на пояс. Туман всё не сходил, и даже вроде как наоборот становился всё гуще. А главное вокруг было тихо, очень тихо. Серж это заметил только сейчас и поэтому насторожился, снял автомат с плеча и прислушался. Постояв так минуты три, он вновь повесил автомат на плечо, взял свою палку и пошел дальше.

Через час, Серж вновь остановился, теперь он был взволнован не на шутку. Туман всё не сходил, и, похоже, что дорога давно потеряна. Рация и КПК не работали, и компас тоже был сломан в сражении со снорком. А вокруг тихо до звона в ушах. В душу Сержа уже начало прокрадываться отчаянье и страх, в голове начали мелькать мысли, что это конец и выхода нет. Как вдруг слева раздался очень громкий звук топота копыт кабана! Серж от неожиданности аж подскочил, но быстро собрался, и скинул автомат с плеча, приложил приклад и приготовился стрелять в любой момент. Кабан, судя по звуку принюхивался, пытаясь понять где находится сталкер, а потом определив, понеся со всей своей кабаньей скоростью на Сержа. Сталкер увидел в тумане силуэт и нажал на курок, но вместо выстрела прозвучал щелчок. Мысленно выругавшись, Серж приготовился к прыжку. Кабан вылетел из тумана и сталкер еле успел отпрыгнуть от двухсоткилограммовой туши, которая пыталась снести его своими клыками. Серж упал не очень мягко, но времени перетерпливать боль не было, кабан уже понял, что промахнулся и начал разворачиваться. Сталкер вскочил на ноги, но вновь чуть не упал от резкой боли в бедре. Серж понял, что от следующего удара уже не увернется, поэтому он взял автомат, дернул затвор, оттуда вылетел патрон. Кабан в это время уже развернулся и опять по запаху пытался определить, где стоит его добыча. Серж видел, где стоит кабан, поэтому он приложил автомат к плечу, прицелился и нажал на курок, но опять вместо выстрела прозвучал щелчок! А кабан, определив, где стоит сталкер, вновь разогнался и побежал. Серж будто в замедленной съемке видел, как появляется кабанья голова из тумана, и вдруг часть головы у кабана отлетела! Мутант споткнулся и упал, проскользив по мокрой пожухлой траве. Серж стоял весь бледный, сердце колотилось как бешеное. А из тумана, вышел человек, с двустволкой в руках. Одет он был в брезентовый плащ, голова у него была скрыта под капюшоном. За спиной старый еще советских времен армейский рюкзак. Сталкер подошел к Сержу и снял капюшон, и Серж был еще больше шокирован. Перед ним стоял старик! Лицо у него было с большой бородой, и всё в морщинах, волосы и брови были седыми. Старик посмотрел на Сержа и сказал:
- Ты жив? Или как?
Серж в ответ лишь кивнул, и медленно сел на землю, взял фляжку и, сделав два глотка, убрал её обратно.

Время подходило к семи часам вечера, и в бар приходило всё больше сталкеров. Кто-то из них шел с ходки, а кто-то просто проспав весь день вечером решили выпить чего-нибудь, и лишь единицы собрались в баре для того что бы поесть перед ночной ходкой. Но Сержу было на всех наплевать, он всё так же, сидел в своём углу с тремя бутылками водки. Но тут кто-то подошел к нему и сказал:
- Слушай, ты или давай пей, или освободи место!
Серж поднял глаза и увидел стоящего перед собой здоровенного долговца, одетого в экзоскелет и носящего за плечом пулемёт. Серж понял, что если не уйдет, то придется драться, а драться сейчас ему очень не хотелось. Поэтому он встал из-за стола взял свои, вещи и пошел к выходу. Долговец вслед Сержу крикнул, что тот забыл водку, но Серж нечего не ответил и даже не оглянулся, он просто вышел из бара и пошел в ангар. В ангаре Серж нашел свой матрас, положил на него рюкзак, достал спальный мешок и, снарядив постель, лег спать. Но уснуть он не смог, так как опять вспомнил Старика…

- Стой! Надо отдохнуть! – Крикнул Старик, и скинув рюкзак, присел на рельсу. Серж сел рядом, потёр больное бедро, и достал фляжку с водой, открыл, сделал два глотка, и хотел уже закрыть, но вспомнил что он не один, и предложил попить своему спутнику. Старик отказываться не стал, и тоже сделав несколько глотков, отдал фляжку обратно. Через несколько минут, старик достал курительную трубку, набил её табаком, поджог и начал курить.
- Да! – затянувшись, протяжно сказал старик – Давно я такие пробежки не делал, совсем стар стал. Вот помню, раньше на рыбалку ходили, пешком по тридцать километров! И ничего! А сейчас? Два километра прошел и весь разваливаюсь! – старик вновь затянулся. Серж сидел молча, ему очень хотелось узнать, что побудило Старика в таком возрасте отправиться в Зону. Но это было как-то не прилично, и он сдержался.
- Слушай, а как тебя звать то? – Вдруг неожиданно спросил Старик
- Серж меня кличут – Ответил сталкер
- Странное у тебя имя, меня вот Потап звать! – Будто с гордостью сказал Старик
- Это немоё имя… Это прозвище, Зона имен не любит, и тебе тоже надо прозвище дать, а то долго не протянешь тут.
- Вон оно как! Что же, раз по имени нельзя, тогда называй меня Дедом, как внук меня звал – сказал Старик и улыбнулся – Оно так привычно… Слушай, а что значит твоё прозвище?
- Ну… Я этого не рассказываю всем подряд, но ты мне жизнь спас, да и человек ты видно хороший. – Сказал Серж, и помолчав несколько секунд, продолжил - Прозвище у меня это от сокращенного сержант, я раньше военным был, но судьба меня сделала сталкером…
- Да – Опять протяжно сказал Дед, и затянувшись продолжил - судьба странная, то подарки нам делает, а то пакость подкинет, а бывает и того хуже, шутить начинает – Закончив фразу Старик еще раз затянулся, перевернул трубку и вытряхнул из неё табак. Потом встал и спросил – Ну что, пойдём дальше?

Серж проснулся от гитарной музыки. Он отрыл глаза, сел на постели и посмотрел в сторону, откуда была слышна музыка. Там он увидел одиноко сидящего паренька с гитарой в руках. Серж немного посидев, решил вставать, так как на улице уже было светло. По привычке сталкер глянул на часы, но их на руке не было. Встав он убрал постель, и пошел в бар. В баре было тихо и пусто. Серж подошел к стойке и позвал бармена, и когда тот подошел, сталкер заказал у него салат. Такое блюдо можно было купить только здесь, поэтому практически все сталкеры пытались дойти до бара на ночлег. Получив порцию, Серж сел за дальний столик и начал кушать. Когда он закончил, в бар подошло еще четыре сталкера, Сержу, они были не знакомы, и поэтому он спокойно покинул бар, предварительно расплатившись с барменом. Выйдя из бара, Серж решил отправиться на Кордон, там у него был схрон с оружием. Перебрав рюкзак, так что бы его было удобней нести, он закинул его на плечи, и пошел с территории долга в сторону Свалки.

Солнце уже было высоко в небе, когда Серж и Дед вышли на возвышенность, с которой была видна железная дорога, которая вела через тоннель на Свалку. Останавливаться на отдых они не стали, так как путь предстоял еще не близкий. Спустившись с возвышенности, они пошли в сторону железнодорожного тоннеля. Вокруг не кого не было видно и сталкеры расслабились. Через полчаса они добрались до тоннеля, и решили там остановиться, что бы перекусить. Медленно и держа наготове оружие они вошли в тоннель, немного углубились в него и, убедившись, что там никого нет, они сели прямо на землю, и начали доставать еду. Приготовив, пишу, они начали трапезу.
- Сейчас бы костёр развести, да подогреть немного тушенку – Произнёс Старик, поднося ложку с тушенкой ко рту.
- Да было бы не плохо, но костёр может привлечь мутантов – ответил Серж откусывая хлеб – А вообще сейчас бы в баре оказаться! Там недавно бармен наладил поставку овощей, и теперь в меню появилось аж три вида салата! И еще бор… - Серж остановил фразу, так как услышал шаги. Он жестом показал Старику что бы тот спрятался. Сам же достал нож и затаился. Шаги затихли, потом раздался шорох и всё стихло. Серж посидев еще некоторое время решил медленно выйти из тоннеля. Прокравшись по стенке, он выглянул, но не кого не увидел. Немного успокоившись он позвал Старика и они собрав вещи пошли в сторону Свалки.

Начался мелкий дождик, но Серж также как и все сталкеры в Зоне, не обращали на него внимания. Серж шел по дороге постоянно держась на стороже, так как на Свалке обитает большое количество бандитов, которые просто обожают устраивать засады. Но Сержу сегодня везло и поэтому на протяжении всего пути, от блокпоста Долга и до кладбища техники Серж не встретил не одного бандита, и даже мутанта. Но сталкер не расслаблялся, он знал, что стоит только расслабиться и противник сражу же найдётся, и возьмёт его врасплох. Обойдя стоявший поперёк дороги БТР, Серж резко остановился. За БТРом стоял снорк. Убедившись что мутант его не заметил, Серж медленно отошел назад за БТР и вытащил пистолет. Когда Серж передернул затвор, раздался громкий щелчок, и Снорк услышав его, резко обернулся и прыгнул на технику. Сталкер отбежал от БТРа и выстрелил в готовившегося к прыжку мутанта. Пуля попала Снорку прямо в лоб, и мутант безжизненно упал. Серж переведя дух, убрал пистолет и убедившись что некого нет поблизости, пошел дальше в сторону Кордона.

Путь через Свалку оказался на удивление спокойным. Поэтому к вечеру Серж и Дед были уже в баре. Уставшие и голодные они сели за свободный стол, и купили себе по порции борща и салата. Всё съев они покинули бар и направились к месту где обычно собирались сталкеры, что бы пообщаться или поспать. Присев у костра, который горел в обрезанной почти у самого дна бочке, они вначале молчали, но потом Старик спросил:
- Слушай Серж, ты ведь давно тут?
- Да, почти с год уже
- А не знаешь ли ты как пройти туда где желания исполняются?
Серж поглядел на Старика, а потом направив взгляд на костёр рассказал Деду о Исполнители желаний, который по слухам находился где то в центре Зоны, о том что путь к нему преграждают ПСИ-установки, которые сталкеры прозвали Выжигателями мозгов, и о Монолитавцах которые охраняют подход к ПСИ-установкам. Когда Серж окончил рассказывать Старик сказал:
- Да… Путь будет не легким
- Что? Ты все же хочешь идти? – удивленно спросил Серж
- Конечно – Ответил Старик - я сюда и шел с этой целью, коли погибну там, то не страшно, я уже пожил, а если доберусь, то попрошу вернуть мне внука
- А где он? – спросил Серж. Старик посмотрел в огонь, и неного помолчав начал рассказывать:
- Его сбила машин… насмерть… Водитель уехал так и не остановившись – У Старика на глазах появились слёзы, голос его начал дрожать – Он был единственным кто у меня остался, сына убили в драке, его жена погибла в аварии, а моя супруга умерла от болез… - Старик не договорил, он опустил лицо и Серж увидел как Старик начал подергиваться и всхлипывать от плача, Сержу тоже стало очень грустно, и он уткнув взгляд в костёр начал вспоминать о своём детстве. Поздно ночью они легли спать, а утром вдвоём ушли на армейские склады. К вечеру Серж вернулся один, очень хмурый, и с глубокой тоской в душе.

Серж дошел до Кордона лишь днём. Он не останавливаясь в лагере, и сразу же отправился к Сидоровичу. Спустившись в бункер, и открыв тяжелую металлическую дверь, Серж поздоровался:
- Здравствуй Сидорович! – торговец поздоровался в ответ и сталкер продолжил – Я решил из Зоны уходить, так что вот тебе на продажу – И Серж начал выкладывать свои вещи на стол. Сидорович всё осмотрел в отдельности, посчитал что то на калькуляторе и сказал что возьмёт всё за десять тысяч, Сержу показалось мало и они начали торговаться. Через полтора часа торгов, оба уставшие, а Сидорович даже охрипший, сошлись на пятнадцати тысячах. Довольный хорошей сделкой Серж вышел из бункера и отправился в лагерь. Просидев всю ночь с новичками и одним опытным сталкером, Серж рассказал о многих своих приключениях, а утром, взяв пистолет и сумку с едой, ушел в сторону блокпоста военных, больше его в Зоне никто не видел.
 
NEPHEDДата: Четверг, 30.08.2012, 22:56 | Сообщение # 85
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
ДНЕВНИК

...Я начал вести записи, поскольку не знаю, что может случиться со мной завтра. С моей смертью исчезнет несколько страниц из огромной летописи Зоны, а я не хочу, чтобы это произошло.

Мое появление в Зоне произошло не по стечению обстоятельств, а по личной инициативе. Еще до страшных событий 12 апреля я не мог смириться с ролью маленького винтика в четко отлаженном механизме – нашем обществе. Если ты родился лишь винтиком, то тебе никогда не стать значительной деталью, рассчитывая только на свои силы.

12 апреля в Зоне отчуждения вокруг ЧАЭС произошел взрыв. Были организованы спасательные работы. Политики на экране телевизора успокаивали всех своим оптимистичным настроем, и сам президент уверял, что сделает все возможное для спасения очутившихся там людей. Это были первые часы.

А затем появилась ошеломляющая информация о том, что диаметр Зоны скачкообразно вырос на несколько километров. Спасатели, военные, гражданские и техника, находившиеся возле Периметра, мгновенно погибли. Людьми овладела паника. Все жители близлежащих городов и поселков были быстро эвакуированы. Многие бежали сами, спасая свою жизнь.

После долгих раздумий я понял, что мне нужно. Новые ощущения. Серая и невзрачная жизнь до того осточертела, что моментами пропадало всякое желание жить дальше. Наскоро собравшись, я отправился к Зоне отчуждения...

...Пробравшись через кордоны, я очутился в совершенно ином мире. Предметы, окружающая меня обстановка вроде бы те же самые, но в то же время ставшие смертельно опасными после взрыва. Я в этом убедился на собственном опыте, кинув камень в малозаметное завихрение. Мне показалось, что даже воздух в месте падения накалился. Над камнем заплясали маленькие молнии, и с нечеловеческой силой «незваный гость» был выброшен из этого аномального явления. Дальше я уже продвигался не так быстро, опасаясь новых фокусов, которые могла со мной сыграть Зона. По крайней мере, теперь я имел полную свободу...

...Сегодня утром я заметил толпу людей, которые двигались в сторону ЧАЭС. Наконец-то люди! Я уже немного одичал из-за одиночества и поэтому хотел обнаружить свое присутствие, но что-то меня насторожило. Присмотревшись повнимательнее, я понял, в чем дело. Они все как один шли, опустив головы и словно нехотя перебирая ногами. Прямо как зомби в голливудских фильмах. Некоторые из них были в военной форме, остальные – гражданские. Жуткая картина.
Это были, как я понял, жертвы радиоактивного взрыва, которые, когда Зона расширилась, попали в число пропавших без вести. Но что их тянуло к ЧАЭС? Что это за сила, превратившая людей в безвольных кукол?

Тогда я думал, что больше не увижу этих обреченных. Но в дальнейшем я не раз с ними сталкивался и убивал их без всякой пощады по той простой причине, что они тоже хотели моей смерти.

По чернобыльской степи медленно брели жертвы радиоактивного взрыва. Жертвы и одновременно будущие убийцы – кровососы, контролеры, снорки и другие порождения Зоны...
...Спустя месяц я встретил группу людей. На вид вроде бы нормальные, поэтому я решил подойти к ним поближе. Это оказались такие же, как я, искатели острых ощущений. Они назвали себя сталкерами. На мой естественный вопрос о смысле этого слова они ответили, что так называют себя все, кто без ведома военных пробрался на территорию Зоны. Так я неожиданно для себя стал сталкером...

...Время пролетало незаметно. Запасов продовольствия хватало, поэтому умереть голодной смертью мы не опасались. Спокойная обстановка притупляла чувство опасности. Все боялись только облучения, но, как показали дальнейшие события, бояться нужно было совсем другого.
Все произошло ночью, когда мы решили передохнуть в заброшенном поселке. Крики и пальба прервали мой сон и бросили в жестокую реальность происходящего. Я вскочил на ноги вовремя – две огромные твари, похожие на собак, подобрались совсем близко. Это было первым сюрпризом, который нам преподнесла Зона. Я никогда раньше не убивал, но инстинкт самосохранения превратил меня в такого же зверя, как те, что на нас напали. С остервенением нажимая на курок, я упивался видом поверженных врагов. Когда закончились патроны, я бил тварей прикладом автомата. Мы выстояли. Из пятнадцати человек остались в живых только трое...

...Со временем в Зоне стали возникать целые группировки сталкеров, которые позже переросли в кланы. Сообща легче было отстреливать не в меру расплодившихся мутантов.

Скрытое ранее от глаз стало явным. Я научился определять гибельные места Зоны – места повышенной аномальной активности, которые ежедневно подкашивали ряды сталкеров...

...Чем больше я находился в Зоне, тем отчетливее понимал, что человечество недооценивает размеры катастрофы. Ученых, работающих в Зоне, интересуют лишь аномальные явления и предметы, а не человеческие жизни. Военные вообще действуют в интересах правительства, не давая возможности простым сталкерам приблизиться к разгадке Зоны. Сталкерские группировки «Свобода» и «Долг» слишком заняты своими разборками, чтобы думать о чем-то другом. Есть еще «Монолит». Но это вообще отмороженные фанатики. Вся надежда только на одиночек...
...Уже почти нет патронов, но происходят странные вещи. Мутанты, которых я встречаю на пути, стали обходить меня стороной. И я сам здорово изменился. Пропало чувство голода, пальцы на руках стали длиннее, а кожа приобрела красноватый оттенок, обрастая ороговевшими тканями. Меня, словно магнит, притягивает Саркофаг. Появилась удивительная легкость в движениях. Но временами ужас сковывает мое уже только наполовину человеческое сердце. Мое желание – стать свободным, но неужели Зона исполнит это желание, превратив меня в мутанта?..

...я не человек...

Из рапорта разведывательной группы лейтенанта Земельного.

...Во время патрулирования нашей группой секторов 2, 3 и 4а мы столкнулись с мутантом. Потерь с нашей стороны нет. При нем были найдены прилагаемые записи...
 
NEPHEDДата: Вторник, 11.12.2012, 19:00 | Сообщение # 86
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
ЖУРНАЛИСТ

Первоначально был обычным журналистом. Лазил в Зону за сенсационными материалами, но не один из них так опубликован не был по той причине что мистически не доходили не до одной редакции. Один из тех кто глубоко познал секреты Зоны. Однажды решился пойти к Монолиту вместе с Семецким. Пытались прорваться по поверхности через саркофаг. Единственное, что помнил Журналист, это что по приближению к Монолиту реальность и иллюзии всё больше сливались во едино. Потом он потерял сознание. Очнулся ничего не соображая, ощущая лишь адскую дурноту, на опушке Рыжего леса и был схвачен барьерным патрулём. Те перепродали его торговцу (с большой вероятностью можно заявить что это был Крыс). К тому торговцу пришёл Болотный Доктор и забрал его. Только тогда Журналист понял, что стал изломом. Доктор напоил его особым снадобьем, которое по его словам уменьшало скорость одичания и на неопределённый срок и сохраняло разум. Далее Журналист должен был или смирится со своим постепенным умственным одичанием и стать изломом во всех отношениях (то есть перестать быть сверхчеловеком каким он стал) и остаться монстром, или же найти средство, которое сделает его человеком. Стал жить в Мёртвом городе, так как зомби не представляли для него угрозы и заодно там можно было найти людей идущих к Монолиту.
 
NEPHEDДата: Среда, 13.03.2013, 12:06 | Сообщение # 87
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Рыжий лес. Поляна. Ночь. Костёр.
Сталкеры к огню поближе сели.
Слово за слово начался у них спор,
Как слепые псы знакомого их съели.

Дело было месяц, может два назад.
Сталкер Крест привычно собирался в ходку -
Взял рюкзак, патроны, автомат,
Три аптечки, две бутылки водки.

Вышел в ночь. Смеркалось. Дальний путь.
Затянул он поудобней лямки.
Голова кружилась, просто жуть -
Всё последствия вчерашней пьянки.

Выводил нуклиды в Баре Крест,
Перепил и стал вдруг похваляться:
"Не сойти мне, говорит, вот с этих мест,
К Монолиту я один смогу добраться".

Недалеко совсем от Бара отошёл,
На стаю псов слепых он в темноте нарвался
И этой ночью смерть он там нашел
И в Зоне навсегда лежать остался..
 
Форум » Творчество сталкеров » Истории зоны » О зоне и сталкерах
Страница 6 из 6«123456
Поиск:

Общая статистика посещаемости сайта/форума
Посетители за сутки:
ВВЕРХ
Создать бесплатный сайт с uCoz