Понедельник, 20.11.2017, 10:46 Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 6«123456»
Форум » Творчество сталкеров » Истории зоны » О зоне и сталкерах
О зоне и сталкерах
NEPHEDДата: Вторник, 13.03.2012, 20:09 | Сообщение # 61
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Открыл глаза. Лежу, гляжу в потолок. Что то я сегодня делать хотел? И почему будильник молчит?

Звяканье посуды на кухне оборвало вялотекущий поток размышлений. Суббота сегодня. Жена дома, на кухне, завтрак готовит, будильник с вечера не заводил. Вспомнил, что хотел сделать. К чему готовился уже больше недели. Теперь нужно еще как то этот вопрос с женой разрулить...

- Жена моя, мать моих детей, по добру – по здорову ль с утра? Чем жрать-потчевать будем?, - не смотря на встречную улыбку попытка втихаря спереть блинчик с тарелки была жестко пресечена на корню. Мне в краткой и доходчивой форме было разъяснено, что на блинчики, утренний поцелуй и прочие радости жизни я могу расчитывать только после побрития морды лица и общего его умытия. Ладно, мы пойдем другим путем...

- У тебя нет желания с утра по рыночкам-магазинчикам прошвырнуться? Я там хабара принес, денюжки тебе дам...

- У меня есть желание детям комнату доделать, пока они в выходные у бабушки. А денюжку давай. Хабар-то хороший?

Ответ, конечно, обламывал. Я то было надеялся – поведется, деньги возьмет и по магазинам свалит. А я тем временем... Не судьба... Так что, новенький «Винторез» в тайничке пока подождет...

- Хабар жирный. И деньга хорошая. Была. - под налоговоинспекторским взглядом достаю и выкладываю на стол деньги. Однако, свое положительное влияние они все-таки оказывают. Жена начинает выстраивать свои планы в отношении полученных в руки финансов и корректировать уже с утра надуманные в отношении моей персоны.

- А ты чего хотел делать?

- Ну, теперь уже комнату детям, а потом хотел по-быстренькому в Припять смотаться...- лучше, на мой взгляд, сразу честно признаться. Во избежание в дальнейшем... - Но могу и сразу – в Припять...

- Ну уж нет. Сначало – ремонт. Пока дети у бабушки и мы оба дома. Тем более – дождь за окном. Куда в такую погоду,.. только ремонт и делать. А то ты, как обычно, пропадешь, мы так ремонт никогда не доделаем.

Логика железобетонная, аргументы – убийственные. С женой спорить – лучше за руку с кровососом поздороваться. Сдался я на милость вечного победителя...

Пока раскладывал инструменты – вспоминал, в каком тайнике что лежит. Патронов к «Винторезу» вроде бы хватало, вот только как поступить с найденными гранатами к подствольнику? Брать их с собою или нет? С одной стороны десяток гранат – вещь ценная, да и легче они, чем «лимонки» и эРГэДэшки, запульнуть, опять же, их дальше можно. Когда есть из чего. А вот когда нет – то вопрос о целесообразности их нахождения в рюкзаке и возникает. Думаю, а сам потихоньку с ремонтом ковыряюсь. Потихоньку-помаленьку стеночки подшпаклевал, инструмент сполоснул, убрал. А дождь за окном все не перестает. Моросит себе полегонечку.

- Давай, - говорю, - окошко сразу покрашу. Форточки откроем – до вечера как раз протянет все запахи.

Моя тоже за окно посмотрела, прикинула что-то своё. - Малюй, - говорит. А сама на кухню ушла.

Снаружи окно мне красить не надо, оно там другой краской еще месяц назад прокрашено было, в тон остальных окон дома, чтобы, как говориться, гармонии общей не нарушать. А вот изнутри – чем хочу, тем и крашу. Пока красочку разводил, пока филеровочной кисточкой вдоль стекол проходил – маршрут в голове прикидывал. Так, чтобы зайти мне спокойненько мимо всех там праздношатоющихся-перестреливающихся. Вспоминал, кого в прошлый раз там видел и кто где себе делянку облюбовал. Со свободовцами и долговцами у меня нормально, а вот вояки и фанатики крови много могут попортить. Бандюков в Припяти вроде не видал никто. Говорят – можно там на снорков нарваться, да слепыши бегают. Ну, эти везде бегают. Трусоваты они – стаю разогнать парой выстрелов можно. Контролеров и кровососов вроде не наблюдается. Хотя – почему в Припяти нет кровососов – загадка. Казалось бы – им там самое место. Куча подвалов, пустых подъездов, квартир. Видать, переизбыток самого страшного хищника Зоны – хомо сапиенса вооруженного – свое дело делает. А прогуляться в Припять хотел я за артефактиком редким одним, «Ночная звезда» называется. Мне то самому он без надобности. Зато знаю, кому нужен.

Размышляю так себе потихонечку, а сам окошечко тем временем докрашиваю. Тут жена в комнату заходит:
- Идем, поешь. А то опять будешь голодный ходить.

- Сейчас, - отвечаю. А сам думаю, с чего бы мне голодному то ходить. Колбаса есть, хлеб есть... Но, с другой стороны, правильно позвала. Пока по Припяти буду идти – супом меня никто не накормит. Некогда мне будет, с супом то...

Пока обедали – жена по магазинам собираться стала. Денежки хабарные покоя не дают, их же потратить надо, чем быстрее – тем лучше. И так удивительно, что у неё терпения на столько долго хватило. Да, тем более, дождь за окном перестал вроде. Собирается, и мне последние инструкции дает.

- Окно докрась, кисточки сразу промой хорошенько и в воду замочи. А то я тебя знаю – только я за порог, так ты сразу в свою Припять наладишься. А нам еще три окошка красить. Вот только попробуй мне кисточки засушить – домой не пущу. И кошку в дом смотри не запусти. Она вся в хозяина глупая, сразу на подоконник покрашенный прыгнет. Сам ее потом оттуда отдирать будешь.

Хотел я, конечно, парировать, что кошка – тоже баба, но, по здравому размышлению, решил помолчать. Себе дороже. С женщинами спорить – что с контролером в гляделки играть. Одних не переспоришь, второго не пересмотришь. Дождался пока благоверная за порог, подоконник быстренько докрасил, кисточки в банку с водой сунул – и к компьютеру. biggrin
 
NEPHEDДата: Вторник, 13.03.2012, 20:12 | Сообщение # 62
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
ПУЛЯ
В Зону люди приходят по разным причинам: кто-то за приключениями, кто-то за богатством, а кто-то просто бежит от закона. Правда, как это не печально, многие находят в ней только смерть.

У неё была своя, не похожая на прочие, причина. Ей не нужны были богатства, адреналин или прочие вещи за которыми народ толпами пёр в эти проклятые края. Она пришла сюда за свои молодым человеком.

Артём Дутов окончив срочную службу так и не смог устроиться на гражданке и вот тут-то ему и пришла в голову идея заработать в Зоне. Так как службу он проходил в гарнизоне оцепления, то проблем с проникновением в Зону не было. Сначала всё шло хорошо и он регулярно писал письма на электронку и даже присылал деньги, но полгода назад связь с ним прервалась.

Лёгкий осенний ветер гонял листья по деревне. Пуля уже неделю сидела в деревне новичков на Кордоне, так как во время последней ходки она получила довольно серьёзное ранение в плечо и вынуждена была отлежаться. Пулей её прозвали не просто так, будучи кандидатом в мастера спорта по стрельбе, девушка легко могла дать фору многим опытным стрелкам в Зоне. Вот и сейчас она сидела на брошенной кем-то в незапамятные времена шине и любовалась на пулевые отверстия в мишени. Два в область сердца и два точно в лоб. Сгущались сумерки, Пуля глубоко вздохнула, посмотрела на небо и пошла устраиваться на ночлег.

Рано утром её разбудил ПДА который извещал о новом письме. Письмо было от Сидоровича. Наскоро позавтракав и собравшись девушка отправилась к торговцу.

— Короче, дело такое. Я тут недавно послал курьера передать кое-что Бесу на стоянку, туда-то он дошёл, Бес написал, что посылку получил, а вот обратно его уже три дня как нет. Как бы не случилось чего, недавно на подходах к Свалке бандитов снова видели. Били их били, а видать не всех перебили.

Сидорович прочистил горло и продолжил.

— По сути-то дело плёвое, но нету у меня сейчас людей. Не сопляков же этих посылать, а ты в Зоне уже почти год, не один десяток ходок за спиной, выручи старика, а? Разведать бы надо где он, да как. А то ведь он от Беса мне тоже кое-что нёс.

«Вон оно дело-т о в чём! Ну и жук же ты, только о наживе и думаешь» — подумала Пуля, а вслух бросила — Хорошо, мне нужны патроны и кое-что из провизии.

Это всё равно было лучше чем просиживать в деревне, к тому же за последнее время она нисколько не продвинулась в поисках своего молодого человека, а так глядишь и подзаработает на снарягу, да патроны, чтобы снова пуститься на поиски.

Денёк был редкостно хорошим для Зоны, слегка припекало солнышко, ветра почти не было, ещё бы поющих птичек добавить и совсем можно забыть, что ты в кишащей всякими тварями Зоне. Рана почти не тревожила девушку, артефакты буквально творили чудеса и на месте пулевого отверстия был лишь небольшой шрам. Миновав блокпост военных на мосту и подмигнув напоследок одному из бойцов, Пуля вышла к дороге на свалку. Боец скривился, сплюнул и про себя послал девушку подальше. В его памяти ещё свежи были воспоминания, как девушка опозорила его перед сослуживцами, когда тот пытался пристать к ней. Удар в пах, затем коленом в лицо и захват кисти. Ещё неделю все прикалывались над ним, потому что лицо бравого солдата украсили два симпатичных фингала, да и тот факт, что здорового мужика так уделала девчонка не мог не стать поводом для шуток.

Сталкеры не любили эту дорогу, вот и сейчас Пуля заметила, что её преследует стая слепых псов, голов 6, но подойти пока боятся. Выпустив небольшую очередь по кустам девушка прибавила шагу. В этот раз Чёрный сталкер был на её стороне и она избежала стычки с псами, которые видимо решили, что такая добыча им не по зубам и развернувшись ушли восвояси.

— «Я даже и не знаю, чем помочь. Курьер просто передал посылку, переночевал у нас и пошёл обратно. Правда есть одна странность, часовой говорил, что видел как парнишка свернул в сторону депо, видимо хотел артефактов поискать, а потом там заварушка какая-то была, но мы внимания не обратили тогда. Мало-ли кто в Зоне стреляет».

Бес, предводитель отряда нейтралов, который закрепился на стоянке, говорил уверенным спокойным голосом, он был наслышан о Пуле и давно хотел завербовать её к себе в отряд.

— «Слушай, а у меня к тебе предложение есть. Можешь и нам помочь и сама глядишь чего узнаешь. Тут неподалёку бандосы что-то типа лагеря организовали, обчищают сталкеров. А позиция у них, блин, неудобная, так просто не подлезешь. Так вот, ты бы прикрыла моих парней огнём из снайперки, а там глядишь и „языка“ взять получится да расспросить, не у них ли курьер наш. Винторез самолично выделю для такого дела. Нам ведь тоже такие „соседи“ не нужны».

«Ох и хитрый же ты мужик, Бес. Снорк с тобой, когда выдвигаемся?» — Пуля уже почувствовала азарт предстоящей операции. Стрелять в людей она не боялась, ей помогала её установка- люди были лишь мишенями в тире к которым она так привыкла.

На следующее утро Пуля лежала на мокрой траве с винтарём в руках и тихонько материла сырость и всю Зону вместе взятую. Утренний туман рассеялся и теперь вся земля была покрыта росой, а комбез пусть и не пропускал влагу, всё равно становился влажным и противным.

И вот от Беса пришло сообщение что всё готово. В плен было решено взять главного из этой шайки. Именно ему Пуля должна первому прострелить ноги, а затем просто прикрывать бойцов Беса, пока они будут обходить вражескую позицию. Прицел. Мишень. Выдох. Плавный спуск. Щелчок.

Нога бандита взорвалась красным фонтаном и тот упал с криками на землю. Одновременно с этим по растерянным людям был открыт плотный огонь. Шансов не было никаких. Люди Беса сработали чётко. Пленного решено было допросить на месте. Смотреть на это у Пули желания не было поэтому она осталась недалеко от своей лёжки, контролируя территорию, а заодно проверяя сеть на наличие каких-нибудь зацепок или же просто интересных фактов. Пришли некрологи о шести бандитах, которых только что изрешетили парни Беса. На всю округу разносились крики раненого, ребята пытали со знанием дела. Вдруг хруст ветки привлёк внимание девушки, но обернуться она успела и холодная сталь ножа прислонилась к её горлу.

«Тихо, брось ствол и не рыпайся!» — голос был хриплый, но тем не менее не вызывал никакого отвращения.

«Твою мать, надо ж было так прохлопать!» —пронеслось в голове девушки. Даже если попытаться привлечь внимание отряда она не жилец, факт, надо было что-то придумать.

Бандита сгубила жадность, он слегка ослабил давление на нож, когда пытался перехватить ствол из рук Пули, вот тут-то она и воспользовалась ситуацией. Поднырнула по руку, удар кулаком в пах и отточенным движением вырвала из ножен штык-нож и всадила по самую ручку в тело противника. Бандит, явно не ожидавший такой прыти, сначала уставился на нож, торчащий из него, потом на девушку и упал.

А рядом на колени упала Пуля, слёзы градом лились из её карих глаз. На ПДА упало сообщение, но она не торопилась читать его. Та секунда, что незнакомец смотрел ей в глаза, она уже всё сказала.

«Артём „Хриплый“ Дутов, Свалка, ножевое ранение».
 
NEPHEDДата: Вторник, 13.03.2012, 20:31 | Сообщение # 63
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Я САМ
Хромой осторожно крался в сторону брошенной зверофермы в Тёмной Долине. Там он собирался устроиться на ночлег, уже темнело, а ни один здравомыслящий сталкер, как известно, ночью не ходит. Мало того, что ночью Зона кишит ночными хищниками, так в темноте ещё и в аномалию влететь можно.

Разведя костёр и поужинав консервами, Хромой сидел у костра и смотрел на пляшущие угольки. Ходка определённо удалась, хабар он взял приличный и уже завтра к вечеру сможет продать его Бармену за приличные деньги. Беспокоило сталкера лишь одно обстоятельство- кто-то неотступно следовал за ним. Каждый раз, когда Хромой казалось бы замёл следы и прилично оторвался, инкогнито давал знать, что он рядом.

Такое уже было с Хромым, в прошлой жизни, до Зоны. Там на Большой земле его знали как Николая Алексеева, но это была другая жизнь и Хромой всячески пытался забыть её и всё, что с ней было связано. А связано было не так уж и много. Родителей он потерял в автокатастрофе будучи подростком, потом детдом, затем армия. Ещё будучи мальчишкой Николай любил одиночество, отшельничество. Наверное поэтому ему было в некоторой мере комфортно здесь, в Зоне, где никто не лез в душу и можно было оставаться наедине с собой. Так задумавшись Хромой весьма неосмотрительно и уснул.

Сталкер тенью просочился в помещение зверофермы. В углу ещё тлел костёр, возле которого спал человек. Неизвестный, ступая мягко, как кошка, подошёл к нему.

— «Это он, ошибки быть не может».

Как раз в тот момент, когда из кобуры показался "Форт" неподалёку раздался рык кровососа. Спящий сталкер проснулся и схватив автомат осмотрелся.

Пусто. Никого.

«Надо бы сменить место, а то ещё попаду на ужин» — подумал Хромой. Остаток ночи он так и не сомкнул глаз сидя на высоком дереве, растущем рядом с комплексом. Чувство, что за ним следит неизвестный снова не покидало его.

С рассветом Хромой выдвинулся в сторону Бара. Осторожно обходя аномалии, которых здесь было огромное количество он чуть было не прохлопал псевдоплоть, поджидающую его в кустах. Вообще-то эти твари весьма трусливы и редко открыто нападают на людей, но судя по истощённому виду этой особи, она была очень голодна и поэтому решилась на подобные действия.

Плоть хрюкнула что-то неразборчивое и ринулась в атаку. Отпрыгнув с линии атаки Хромой выпустил короткую очередь в тварь. Пули вошли в мягкое тело, но это плоть не остановило и она снова бросилась на сталкера, норовя пронзить его своими острыми передними лапами. Но не тут то было, Хромой выхватив "Форт" и начал всаживать пули одну за одной в самое слабое место псевдоплоти - её единственный глаз. После пятой пули плоть истошно взвыла и повалилась на бок. Надо было торопиться. Скоро здесь соберутся падальщики, которые и сами не прочь иной раз закусить человечинкой.

К вечеру, как и планировалось, Хромой достиг Бара. Сбагрив весь хабар и получив за него аж двадцать тысяч, сталкер пополнил запасы и отправился спать. Бар — одно из немногих мест в Зоне, где можно немного расслабиться. За безопасностью здесь следят парни из Долга, так что можно практически не опасаться, что тобой закусят во сне или из ниоткуда прилетит бандитская пуля. Хромой, будучи верен себе и своим привычкам, выбрал для ночлега место на отшибе, оборудовав в старой водонапорной башне что-то вроде лежанки.

— «Теперь можно и отдохнуть».

Как можно тише ступая по лестнице наверх поднимался неизвестный. При свете луны слегка поблёскивал "Форт" с глушителем. Спустя мгновение он уже стоял напротив спящего Хромого.

«Нельзя всю жизнь убегать» — сказал незнакомец и поднял ствол. Это было его ошибкой. Хромой открыл глаза и выжал курок Абакана, с которым он не расставался даже ночью. Очередью незнакомца откинуло к лестнице. Хромой поднялся и только сейчас смог разглядеть лицо незнакомца…он смотрел ему в глаза и вдруг его осенило….он смотрел в свои собственные глаза. Он упал на колени и начал хватать воздух в предсмертных мучениях.

В сеть упало сообщение — «Николай Хромой Алексеев. Бар. Огнестрельное ранение»
 
БРАТ-2[voin]Дата: Суббота, 17.03.2012, 22:28 | Сообщение # 64
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 459
Репутация: 11
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме
Блин, концовка рассказа про мужа-сталкера ваще застала в расплох blow haha

Добавлено (17.03.2012, 22:23)
---------------------------------------------
Вот ворон каркнул надо мной
И тут-же пуля прилетела.
Земля рванулась мне в лицо
И боль, и кровь в траву плестнулась.

Я шел по Зоне словно Бог
Жизнь или смерть определяя
Для тех кто более силён или слабей,
Что-ж- пуля всех ровняет.

Добавлено (17.03.2012, 22:28)
---------------------------------------------
..............Ты должна сделать добро из зла,
..............потому что его больше не из чего сделать.
..................................Р.П.Уоррен /эпиграф к "Пикник на обочине", А. И Б.Стругацкие


Сообщение отредактировал БРАТ-2 - Суббота, 17.03.2012, 22:28
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 18.03.2012, 11:02 | Сообщение # 65
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
НЕФАРТ

Шёл третий день как я отсиживался в этом подземелье. С самого начала всё пошло не так!

Сперва нарвался на засаду Бандитов на свалке. Эти гады каким-то образом обошли блокпост на стоянке, где обосновались парни Беса и приняли меня прямо на выходе с Кордона. Кое-как отстрелявшись ушёл оврагами вдоль холмов, фонит там нещадно, зато без остался без дырок в тушке. Затем в тёмной долине нарвался на стаю слепых собак, и как итог порванная рука и потраченные 2 рожка к Калашу. Пока латал руку пришло сообщение на ПДА: «Семецкий, Агропром, кровосос» «Хороший знак» — подумалось мне. Семецкий был эдаким талисманом. Он ведь был одним из первых, кто дошёл до легендарного Монолита и попросил у него Бессмертие. Теперь он был обречён вечно умирать в Зоне и возрождаться снова….чтобы умереть. Эдакий замкнутый круг. Вслед за некрологом упало сообщение о грядущем Выбросе. «Какого хрена? По прогнозам до выброса ещё 3 дня» — пронеслось в голове. Времени оставалось мало. Надо было срочно искать укрытие. Я двинул в стороны старых сельхозпостроек. «Не успеваю, не успеваю» — билось бешено в голове. И вот тут то и пришёл северный зверёк с ценным мехом, по-простому, писец.

Когда я перевалил через завал на меня выбежала целая армия крыс, нет, даже не армия, туча крыс! Я стрелял не в эту шевелящуюся гущу, тела разрывались, крысы жрали своих убитых сородичей, но меньше их будто не становилось. Спустя вечность, хотя на самом деле прошло от силы минуты 2 я понял в чём причина их безумства- на меня вышел контролёр со своей свитой в лице двух зомби и чернобыльского кабана. Если зомби и были весьма посредственными противниками, то «танк» с клыками, острыми как мечи и весом в несколько центнеров представлял реальную угрозу. Первым пошёл в атаку именно он. Расстреляв в кабана почти весь рожок я вынужден был отскочить под укрытие ближайшего валуна, правда кабану по правде говоря существенно урона я не нанёс. Вот тут то и подключились зомби. Открыв огонь они оттеснили меня в овраг. Не имея достаточного места для манёвра я не смог вовремя уйти от атаки кабана и получил сильный удар в грудь. Отлетел я на довольно таки приличное расстояние. Видимо потеряв меня из виду и не получая приказов от контроллёра кабан на время замешкался, а я заприметил прямо рядом с собой люк. Скорее всего когда я шёл сюда я не заметил его, потому что он сильно зарос, а из моей нынешней позиции можно было заметить ржавые края металлической крышки.

Не раздумывая долго я сдвинул её и из последних сил втолкнул своё тело внутрь. Кое-как спустившись по металлическим скобам я оказался в каком-то подобии коллектора или что-то вроде того. А так как я был под землёй, то и Выброс здесь меня достать не мог, что было очень кстати. Оказавшись в безопасности я провёл осмотр полученных ран. Состояние было плачевным- сломано как минимум 3 ребра, разорванная рука опять начала кровоточить, плюс при падении я сильно выбил ногу. Проверив инвентарь с сожалением заметил, что мой ПДА накрылся. Перевязав раны и подкрепившись я почувствовал, что из-за усталости уже просто не могу идти куда-либо и решил отдохнуть прямо на месте.

Проснулся я, по ощущениям, часов через 5. Выброс уже миновал и на поверхности бесновались мутанты, традиционный для этого периода гон от центра Зоны к периметру набирал обороты. Так как вылезти наверх сейчас я бы всё равно не смог, да и небезопасно это, я решил двигаться на север, туда, где по идее должен быть Кордон и возможно, выход на поверхность.

Продвигался я медленно, сломанные рёбра давали о себе знать после каждого рывка. Идти я не мог, нога опухла и посинела. Возможно я погорячился, посчитав это вывихом. Долго ползти было сложно и я часто делал перерывы. Воздух становился спёртым и мне пришлось натянуть противогаз. Силы быстро кончались, я начал терять сознание.

Когда я в очередной раз пришёл в себя заметил странное свечение впереди, метрах в пятидесяти от себя. Собрав последние силы я пополз. Спустя почти час я обнаружил небольшой карман в коллекторе и в нём источник свечения. Это был неизвестный артефакт. «Вот она моя удача!!!» — подумалось мне и я снова провалился во тьму. Пришёл в себя я не скоро, у меня началась лихорадка, в подземелье было холодно а развести огонь было не из чего да и не было сил. Однако от артефакта исходило тепло и я взял его в руки и прижал к себе. «Теперь ты мой! Мой билет на Большую землю» — думалось мне. Сбывалась моя мечта, за новый артефакт я мог бы получить кучу денег у Сидоровича и свалить наконец из Зоны. Надо только поднакопить силы.

И снова темнота… сквозь неё я слышал шорохи, какие-то звуки, пару раз мне даже казалось, что я видел мелькающие фигуры снорков….и снова проваливался….

Через какое-то время я почувствовал, что начинаю чувствовать себя лучше… Видимо сказывалось действие артефакта, во мне начал просыпаться аппетит. Кое-как встав на четвереньки я пополз вдоль стены, туда, где периодически мелькали крысы. Я ждал, казалось, вечность, и вот одна из них появилась в поле моего зрения. С силой оттолкнувшись ногами я буквально прыгнул на неё. Ощущение тёплой плоти затуманило мой рассудок. Я стал рвать тушку зубами лишь немного приподняв противогаз, чтоб освободить рот. Кровь стекала по моему лицу, но мне было плевать … я так и уснул в наполовину снятом противогазе и в кровище….

Я не знаю сколько прошло времени, нога практически зажила я стал выбираться дальше по подземелью. Артефакт который я постоянно носил за пазухой начал срастаться с моим телом. Кожа начала слазить и мне пришлось не снимать противогаз, потому что так было не так больно, резина буквально заменяла мне кожу. Руки ужасно болели и я не мог вылезти по скобам назад, железо буквально обжигало оголённую плоть. По этой же причине я перестал таскать с собой автомат, для охоты на крыс мне хватало когтей и зубов.

Все мысли только о еде. Мне не хватает крыс, их тушки очень маленькие, да и попадаются они всё реже, видимо признав во мне опасного хищника обходят это место стороной. Глаза привыкли к темноте. Я исследовал окрестности в поисках выхода. Я знал, что он должен быть.

Шум. Я изо всех сил бегу посмотреть. Мне не интересно, просто это может быть пища, а жрать охота дико.

Всё произошло в одно мгновение, наши взгляды встретились. Прыжок. Нет, он был быстрее. Длинная очередь скосила меня и отбросила в угол. Вот и всё. Конец моим мучениям.

Меткий Сталкер подошёл и сделал контрольный в голову снорка.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 18.03.2012, 11:05 | Сообщение # 66
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СЛУЧАЙ В ТЕМНОЙ ДОЛИНЕ

Серое пасмурное небо висело над Зоной. Голые деревья зловеще скрипели корявыми ветвями, похожими на костлявые руки мертвецов. Казалось, что мертвая тишина неподъёмным грузом давит на плечи.

Под ногой хрустнул мелкий камешек. Черт! Никогда не любил Темную Долину. Частые дожди и обилие мутантов, нисколько не придавали очарования этому месту. И эта тишина, в которой каждый, слишком громкий звук кажется преступлением.

Я поёжился и, пересилив себя, осторожно двинулся вперёд. Я никогда не любил опасности, экстрим вообще не мой конек. Многие называли меня трусом, но я никогда не считал осторожность пороком. Зато, как любой порядочный сталкер, я очень любил деньги, которых, как известно, много не бывает.

Поэтому, убив недавно одного бандита и найдя в его КПК запись о тайнике с якобы «офигенным хабаром», я немедленно поспешил сюда.

А вот куда «сюда»- это уже отдельный вопрос.

Слева недостроенный завод, в котором обосновалась банда бандюков во главе с Боровом. Впрочем, они мне не помешают. Приличной охраны у них нет, а та, что есть, своим долгом считает не защиту территории, а игру в «дурака».

Справа заброшенная автозаправка и небольшое странное здание, почти все окна, которого были заколочены. Неплохое укрытие от охранничков.

Низко пригибаясь я пробирался мимо бензоколонок. Около одной из них валялась пара зомби в гражданском тряпье. И как они только здесь оказались? На всякий случай я обогнул их по дуге. Все-таки не люблю я мертвецов, побаиваюсь даже. А вдруг встанут? И пойдут на меня, вытянув вперед руки с кривыми хищными пальцами, завывая и хрипя.

По спине побежали мурашки…

Когда я проходил мимо здания с заколоченными окнами, пискнул мой КПК. Я взглянул на экран. Если верить устройству, то в доме кто-то есть, причем живой. Скорее всего, этот «кто-то» находился на втором этаже, так как первый отлично просматривался сквозь дверной проем. Там никого не было.

Поправив верную G-36 я неуверенно шагнул вперед.

Первым, за что зацепился мой взгляд, было гигантское пятно крови на полу. Кровь так же была на стенах и даже немного на потолке.

Я сглотнул и с каменным лицом вышел вон… Я не новичок, так же не могу сказать, что я совсем уж беспросветный трус, но от таких живописных картин мне до сих пор нехорошо. Да и тем более, кто бы там ни был, он наверняка уже мертв. Просто КПК по странному стечению обстоятельств не зарегистрировал смерть владельца.

Так я успокаивал себя, прячась за кустами цвета ржавчины.

…А вот и тайник! Рыжая труба, которая неизвестно как здесь оказалась, торчала из земли почти наполовину. Я заглянул внутрь… Из кучи земли внутри выглядывал край довольно крупного свертка. А тайник-то хорош! Если специально по кустам не лазать, трубу и не заметишь. Да и кто кроме такого безнадежного банкрота как я станет лазать рядом с лагерем бандитов?

Так думал я, осторожно разворачивая сверток. Внутри в небольших контейнерах лежали четыре артефакта. «Батарейка», «Вспышка», «Ночная звезда» и… «Мамины бусы»! Вот свезло, так свезло! За такой набор Бармен отвалит нехилую сумму!

Тихо напевая себе под нос: « А нам все равно…»- я отправился обратно. Проходя мимо странного здания, я нерешительно остановился.

-Ну и хороший же из тебя сталкер, Говорун! Как языком у костра трепать, так ты первый! За что, впрочем, и получил такое прозвище. А как слазать куда-нибудь, так тебя нет! Патронов куча, броник приличный, «Мамины бусы» опять же, а ты в пустое здание сунуться боишься! Может там человек сейчас погибает, а ты трусишь!

Не выдержав угрызений совести, я чертыхнулся, поправил оружие и решительно шагнул внутрь. В здании было довольно темно, пришлось включить фонарик.

Внутри дом оказался ничем не примечателен. Обшарпанные стены, покрашенные синей краской, скрипучие полы и отваливающаяся штукатурка. Только вот эти самые стены, полы и штукатурка были все в крови. Но это ничего, это мелочи. Главное чтобы сам кровавый маляр не заявился.

Вот так, вздрагивая от каждого шороха и слушая бешеный стук собственного сердца, я облазил все помещение. Было пусто, слишком пусто. Осталась последняя комната, из которой, судя по показаниям КПК, и шел сигнал.

Я осторожно заглянул внутрь. Посреди совершенно пустой комнаты стоял сталкер. Пол вокруг него устилали трупы. Все они как будто были выпиты.

Только не это!

Осторожно зайдя внутрь, я оглядел человека. Он ничем особенным не отличался. Обычная снаряга, рюкзак за спиной, даже пистолет в руке. Только вот взгляд у него был пустой. Приглядевшись повнимательнее я понял, что глаза у него были совершенно бесцветные.

Не жилец -, подумалось мне. Но бросить его тут я не мог.

-Эй, мужик, уходить отсюда надо-, тихо обратился к нему я.

То, что произошло дальше сложно описать словами…

Сзади раздался страшный вой. Я резко обернулся. Ствол моей штурмовой винтовки буквально уткнулся в пасть твари.

Кровосос.

Тело действовало на автопилоте. Палец до упора вдавил спусковой крючок. Я выпустил в урода весь рожок. И даже после того, как монстр уже упал и задергался в агонии, я не мог разжать пальцы.Немного отдышавшись и успокоившись, я обернулся к сталкеру. Сзади никого не было. Только трупы, как лежали на полу, так там и остались.

Меня била нервная дрожь. Чтобы успокоиться окончательно, я достал нож и, подойдя к стене, нацарапал.

«Здесь был сталкер, Говорун, который нашел приключений на свой зад.»

Немного подумав, я накорябал в конце кривой улыбчивый смайлик. Полегчало…

После чего, глубоко вздохнув, я вышел на улицу, размышляя о том, что может спас не одного сталкера, убив коварного мутанта.

В Темной Долине снова начался дождь…
 
БРАТ-2[voin]Дата: Суббота, 24.03.2012, 19:15 | Сообщение # 67
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 459
Репутация: 11
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме
Я узнал что у меня
Есть огромная семья:
Снорк, собака, кровосос,
Бюрер, Крыса, контролёр,
Винторезик за спиной,
Ножичек мой под рукой,
Рюкзак полон хабара,
На застёжке кобура.
Припять, Бар, Кордон, Росток
Небо в поле голубое
Это всё моё - родное,
Зона - Родина моя!

Не много не в тему но ...
Ты помнишь, команданте?
Когда на шхуне "Гранме",
Ты и 82 твоих товарища,
Нашли себе на Кубе, пристанище.

Пошли вы в лес, и заблудились,
Натёрли мазоли на ногах,
Остались вы в одинх штанах,
Но до казарм врага добрались...
А оказалось, кокосовых складов,
Обидно, но ведь мир таков.
Вас было 82, а восемь стало,
2 автомата, нет еды, как всё достало..
Вы взяли штурмом эти чертовы склады
А это было в устье реки Ла-Плата,
И какая была за это плата?!
Какие-то кокосовы плоды...

Ты помнишь, команданте?
Как ты армию собрал,
И как Феделя Кастро встретил
И Кубу ты освободил!
Но ты уехал, уехал биться,
Биться с империализмом,
В Боливии, где црущники-убийцы,
Тебя схватили, повязяли,
и в упор убили...

Ты это помнишь, мы тоже помним,
И будем помнить мы всегда,
Как ты погиб, как ты сражался,
Но ушел, товарищ команданте, навсегда...


Сообщение отредактировал БРАТ-2 - Суббота, 24.03.2012, 19:18
 
NEPHEDДата: Вторник, 27.03.2012, 15:55 | Сообщение # 68
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Стих полон переживаний, скорби и гордости!!!
 
NEPHEDДата: Вторник, 27.03.2012, 15:58 | Сообщение # 69
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
БЕДНЫЙ ЁРИК

Стрекотание вертолёта постепенно превратилось в глухое бормотание и стихло. Я выждал ещё минут десять и зашевелился, разминая затёкшие конечности. Я не спешил вылезать из укрытия. Лёжа на животе, я поднёс левую руку к лицу и, отстегнув защитный клапан, активировал наладонник.

Операционная система загружалась долго и упорно. Мне даже показалось, что он скрипит микросхемами внутри, или это был кулер. Чёрный экран в очередной раз сменился голубым, на нём проявились обои рабочего стола и, тут же, выскочило окно системного сообщения. Операционная система сообщала мне о предыдущем некорректном выключении. В следующем всплывшем сообщении было написано про какие-то неполадки со встроенной памятью. Долбаный кусок пластмассы. Внебрачный сын калькулятора и блокнота. Сопровождая все свои действия подобными нелесными высказываниями в адрес своего наладонника и его создателей, я закрыл все окна и всё-таки активировал программу сканирования местности. Карта местности в виде спутникового снимка, испещрённого маркерами различных цветов, показала вполне спокойную картину. Кроме пары единиц мелкой живности, прячущейся в полевых норах, в радиусе пятисот метров никого не было. Пискнул зуммер, и картинка на дисплее превратилась в мешанину цветных квадратиков.

Чёрт… - вырвалось у меня. Картина маслом. Похоже, конец пришёл моему мученику. Я глубоко вдохнул, задержал дыхание, медленно досчитал до десяти и выдохнул.

Ну, что ж… значит, пора заканчивать рейд. Не особо удачный вышел поход. Пара «пружинок» и одна «пустышка» – барахло конечно, но если добавить из заначки, то в принципе должно хватить на новую ПДАшку. На том и порешил. Выкатившись из под останков грузовика, я встал, отряхнулся и осмотрелся. Тишь да гладь. Метрах в тридцати справа слегка подрагивал воздух, словно над раскалённым асфальтом. Ну, ну. Небо, было с утра затянуто непроницаемым пологом серых облаков, и воздух не прогрелся даже до двадцати градусов. И это в июле! Хорошо хоть дождя не было. Стало быть «карусель». Больше аномалий в пределах видимости не было. Я включил старый, но надёжный детектор аномалий, висящий на поясе. Судя по тону и частоте сигнала, моё предположение об аномальном загрязнении местности подтвердилось. Я поднял глаза от детектора и… ошалел от увиденного.

Прямо передо мной, метрах в пятидесяти, среди зарослей крапивы стоял абсолютно голый мужик и удивлённо озирался. Затем этот странный товарищ видимо заметил меня, так как начал предпринимать робкие попытки преодолеть разделяющее нас расстояние, обходя особо развесистые кусты крапивы. Наблюдая за его извилистым маршрутом, я прикрыл рот и постарался собрать мысли в кучу. Первой мыслью, подводящей итог анализу всего моего сталкерского опыта, была: «Ну почему всем нормальным сталкерам в Зоне бабы мерещатся, а мне вот это чучело». Мотнув головой, я всё-таки собрал остатки силы воли и взял наизготовку автомат. «Чучело» к тому времени добралось-таки до меня и остановилось в двух шагах передо мной с поднятыми руками.

- Друг. Не стреляй. Я сам сталкер. Я тут как-то оказался. Не знаю как, но я не мутант. Правда, - чётко и отрывисто произнёс мой голозадый собеседник.

- То, что ты не мутант я и так отлично вижу, - ответил я, не сводя с него ствол. – Ты бубенцы-то прикрой, а то простудишь ещё ненароком.

Мой оппонент принял стойку футболиста, защищающего свои ворота при штрафном ударе.

- А теперь рассказывай, откуда ты свалился и с каких пор в Зоне нудистский пляж открылся?

Мой вопрос заставил Голого надолго задуматься.

- Меня Ёриком кличут. Я из вольников. Шёл с отрядом, попал в аномалию и… вот. Очутился здесь. Без ничего, - после продолжительного раздумья ответил он.

Я сильно сомневался в откровенности моего оппонента, но выяснять все подробности того казуса, что с ним случился, сейчас мне не хотелось. До наступления темноты, нужно было добраться до ближайшего торговца, а по дороге желательно заглянуть в схрон и забрать свою заначку.

Пока я раздумывал, как поступить с найдёнышем он сам предложил: - Слушай друг отведи меня к Сидоровичу. У него кое-какое моё барахло завалялось. В долгу не останусь.

- Вариант интересный, но до Сидоровича отсюда далековато будет, - я припомнил самый короткий маршрут к старому Кордону, - до темноты не доберёмся. Тем более ты… в таком виде.

Поколебавшись ещё с минуту, я всё же принял решение. - Пойдём к моему схрону там подберём тебе что-нибудь из моих запасов. Затем в Яновичи к Гусю в бар. Там заночуем и на утро, если всё будет в порядке, можно и к Сидоровичу наведаться.

Мой новый знакомец обрадовано закивал. Похоже, он до этого момента не верил, что его оставят в живых и даже помогут.

- Меня кстати Гасом называют. Будем знакомы, - проговорил я, скидывая тощий рюкзак на землю.

Я выделил Ёрику свою плащ-накидку, пропитанную кислотоустойчивой смесью и набор болтов, гаек и другой полезной мелочи. Это богатство было уложено в большой вязаный кошелёк с длинным шнурком для ношения на шее – подарок старого друга.

Ёрик с пониманием отнёсся к отведённой ему роли отмычки и всю дорогу до схрона старательно исполнял свои обязанности. Похоже, он и впрямь был опытным сталкером.

Дорога до схрона заняла у нас не более полутора часов. За всё это время никто из нас не произнёс ни слова. Мы без приключений добрались до заброшенного зернохранилища возле Темной долины, где и находился мой схрон. Там мы наскоро перекусили армейскими хлебцами с плавленым сыром и чаем.

Ёрик был меньше меня в плечах, наверное, размера на два и единственный защитный комбинезон, нашедшийся в моих запасах висел на нём как мешок на швабре. Я порылся в кофре с запчастями и выудил из него вполне работоспособный аларм – маячок.

- Как пользоваться знаешь? – осведомился я, протягивая приборчик Ёрику.

Тот кивнул, с набитым ртом и продемонстрировал маленький шрам на внутренней стороне локтя левой руки, со следами от хирургических швов. Мдааа… похоже, этот бродяга в Зоне совсем давно или у него просто не нашлось средств на нормальную операцию по вживлению нано чипа, отвечающего за анализ общего состояния организма и передачу координат раненного хозяина в случае чего. Такими чипами сейчас были снабжены практически все сталкеры в Зоне. И операции по вживлению уже давно проводят без хирургического вмешательства, а с помощью артефактов.

Однако то, что у Ёрика всё же имелся чип, говорило о том, что он, по крайней мере, не Тёмный.

- Расскажи поподробней, как тебя угораздило так «разоблачиться», - сказал я с улыбкой. После еды моё настроение всегда улучшалось.

Мой найдёныш засунул последний крекер в рот и стряхнул крошки с колен, собираясь с мыслями.

- Я с двумя новичками выдвинулся из лагеря на Свалке. Мы на НИИ Агропром двинули. Только Депо прошли и попали под малый гон. Чёрт его знает, с чего там зверьё вдруг зашевелилось. Мы на вышке пересидеть решили, ну знаешь, которая между Депо и Агропромом, справа от железки стоит?

Я кивнул.

- А дальше всё вообще как-то быстро произошло. Что-то там было между опор вышки. Я у лестницы как раз был, когда до нас волна мутантов докатила. – Ёрик сделал паузу, припоминая события. – Помню, как уворачивался и отстреливался. Потом зашёл за лесенку, чтобы прикрыться ею. Думал с внутренней стороны поднимусь, а наверху уже видно будет. И всё… Дальше я уже в крапиве по пояс. Остальное ты знаешь.

Я вновь кивнул и принялся за сбор всего необходимого для нашего путешествия. Слова Ёрика не показались мне полной правдой. Осталось ощущение недосказанности. Может, я просто становлюсь параноиком? В общем-то, вполне распространённое психическое расстройство среди брата сталкера. В любом случае нам придётся пройти мимо стоянки на Свалке, там можно будет проверить подлинность рассказа Ёрика.

- Кстати, а почему «Ёрик»? – спросил я, выуживая старый вещмешок из стенной ниши. – По-моему не самое лучшее имя для сталкера. Ассоциации нехорошие всплывают.

- Это производное от имени. Юра – Юрик, а потом какой-то остряк Гамлета вспомнил. Вот и привязалось.

Закончив снаряжаться в дорогу, я собрал оставшиеся ценные вещи в свой рюкзак. Вещмешок с различным барахлом – недорогим, но выбрасывать жалко, достался Ёрику.

- После вас, - кивнул я в сторону выхода.

Ёрик послушно выбрался наружу, проверил местность и вопросительно посмотрел на меня.

- Нам сейчас на восток. Пойдём вдоль дороги километров пять и, считай на месте. Только не забудь маячок активировать.

Не успели мы отойти от зернохранилища и на полкилометра, как в зарослях скрывающих поворот дороги послышалось нарастающий шум автомобильного двигателя.

Я сразу же рухнул на землю и перекатился в неглубокий овражек, тянущийся вдоль обочины. Ёрик к тому времени отдалился от меня довольно далеко вперёд и схоронился за торчащим из грунта куском телеграфного столба. Через мгновение на дорогу вылетел армейский джип с аббревиатурой «UN» на передних дверях.

Я до сих пор так и не узнал, как армейский транспорт оказался в этих местах один, и что так напугало водителя. Машина, вылетевшая на бешеной скорости, почти вписалась в поворот, но правое переднее колесо окунулось в небольшую лужицу ведьминого студня, не замеченного водителем. Дальнейшие события запомнились мне как в замедленной съёмке. Вот машина подскакивает при выезде из студня, плавно приземляется на подламывающееся колесо и начинает крениться вперёд. Совершив несколько кувырков в воздухе, стальная конструкция весом в четыре тонны, сносит деревянный пенёк телеграфного столба и замирает в двадцати метрах от обочины. Как только машина закончила кувыркаться и остановилась колёсами к небу, я подскочил на ноги и побежал к месту, где прятался Ёрик. Я добежал до того места, куда отбросило тело сталкера и замер как вкопанный.

Позади меня лежал, вращая колёсами, перевёрнутый армейский джип. Из разбитого окна водительской двери торчала окровавленная кисть водительской руки. На левом предплечье пискнул ПДА. Я прочитал сообщение и медленно опустился на землю. Передо мной на траве мятой окровавленной тряпкой лежал мой старый комбинезон и чуть в стороне вязаный кошелёк. На экране наладонника мерцал текст нового входящего сообщения от аларм-маячка: «Сталкер семецкий./Погиб./Тёмная долина./».

Я медленно опустился на землю перед тем, что осталось от Юры Семецкого по прозвищу Ёрик. Мда… Семецкого сбило машиной. Посреди Зоны. Кто ещё мог похвастаться таким «везением».

Я не стал поднимать комбинезон, а только забрал, откатившийся в сторону, вещмешок и кошелёк. Пред тем как уйти, мне захотелось, что-то сказать о погибшем. Словно я присутствовал на похоронах и мне дали слово.

- Бедный Юрик. Я знал его… - как там дальше я не вспомнил и, развернувшись, побрёл в сторону Свалки.
 
NEPHEDДата: Вторник, 27.03.2012, 15:59 | Сообщение # 70
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
СОН СТАЛКЕРА

Зона коварна и непредсказуема. Рано или поздно это понимал каждый из нас, тех, кто хоть раз пересёк периметр в поисках своего счастья, наживы, или приключений... да мало ли чего ещё. Часто – ценой собственной жизни. Слишком часто. А те из нас, кто выжил, поняли ещё вот что. Зона играет с каждым, кто вошёл в неё. Играет по своим правилам, которых мы не поймём никогда.
Правила эти для каждого свои, и устанавливаем их совсем не мы. Всё, что мы можем, это догадываться о том, каким будет следующий ход в этой игре и уповать, чтобы не стать разменной монетой, пешкой, которую Зона решает принести в жертву чему-то своему, гораздо более важному для неё, чем жизнь каждого из нас.

Впрочем, это лирика, которая, наверное, неизбежно, начинает лезть в голову после месяца блужданий по бескрайней территории Зоны. Месяца? Может быть больше, или меньше.
Я уже давно потерял счёт дням в этой ловушке, которой Зона однажды стала для меня. Время перестало иметь своё значение, впрочем, как и жизнь, такая понятная и упорядоченная там, за периметром Зоны, за периметром, которого больше не было. Весь мир, окружающий меня, сжался до размеров Зоны. Вернее, Зона поймала меня, сделав частью себя и не оставив выхода в прямом и переносном смысле. Выхода больше нет. Нет периметра, за которым кончается Зона. Вместо этого есть невозможная путаница направлений, ориентиров, таких знакомых мне раньше.

За несколько лет, прошедших с того момента, когда я впервые вошёл в Зону, и даже, удостоившись чести, или просто удачи, вернулся живым обратно, я весьма неплохо изучил её немаленькую территорию. Зона приняла меня тогда. Именно так – приняла, а значит, включила в свою игру, поставив на мою жизнь что-то своё.

Однажды понимание этого приходит к каждому сталкеру вместе с пониманием того, что ты – в игре и ты больше не принадлежишь себе. Я даже не подозревал тогда, до какой степени.

Юг, север, восток, запад... куда бы я ни пытался идти, я возвращался, и возвращался каждый раз куда-то не туда. Небо, деревья, заросли кустарника, полуразрушенные постройки мёртвого города, серая громада Саркофага, маячившая вдали, всё это по мере продвижения хоть куда-нибудь, неуловимо менялось, сдвигалось, или вдруг исчезало совсем. Солнце вдруг оказывалось совсем не там, где оно было, скажем, час назад, и я снова бесконечно и беспорядочно кружил по просторам Зоны, приходя куда угодно, кроме как к её границе. Вплотную к Саркофагу, впрочем, Зона не выводила меня никогда. Дозу радиации, неизбежно полученную там, я бы вряд ли переварил. А сейчас, потрескивание дозиметра, в котором пока не сели батарейки, напоминает мне, что я ещё жив. Надолго ли?

А началось всё с выброса. Почти уже не на территории Зоны, тогда, когда всего несколько километров отделяло меня от такого понятного и такого безопасного мира. Я не успел, и меня накрыло. Сейчас я с горькой усмешкой вспоминаю события месячной давности. Зона преподала мне хороший урок как раз тогда, когда я, «опытный сталкер», всерьёз начал думать, что я что-то знаю и что-то понимаю здесь. Всё, что мне остаётся делать теперь, это меньше думать о том, что я такой изрядно поумневший, похоже, останусь здесь навсегда вместе со своей законной добычей.

Лихой азарт, разогретый жадностью. Как мне тогда посчастливилось с находками, этими самыми артефактами, забавными игрушками, приносящими удачу. Вот они, за спиной в рюкзаке, упакованные в контейнеры, заставили меня забыть обо всём тогда...

Треск дозиметра, который начинает отсчитывать короткие и всё учащающиеся всплески радиационного уровня. Тишина. Зона наполнена звуками всегда, кроме как перед началом выброса. Полная и оглушающая с непривычки тишина наступает примерно за пол часа перед тем, как он начнётся. Зона умирает, чтобы потом ожить, да и ещё как ожить. Потом что-то случается со зрением… или с восприятием расстояния. Этому трудно найти объяснение, в прочем, чему вообще можно найти объяснение здесь? Близкие предметы кажутся дальше, далёкие поворачиваются перед глазами под каким-то невозможным углом, и небо... кажется, что оно просто опускается на голову, как плоская плита с нарисованными на ней облаками... Очертания предметов начинают светиться и аномалии, места, в которых вообще перестают работать какие-либо законы, начинают быстро расти, сливаясь между собой...

Сейчас я снова и снова, мысленно объясняю себе, как зелёному новичку, признаки приближающегося выброса. Так потерять голову тогда... Жадность фраера сгубила... хотя меня она не сгубила до сих пор. Меня не сгубил даже выброс, накрывший меня там, где я стоял. Рядом с очередным артефактом с контейнером в руке. Последним. «Сейчас вот этот, последний, и – домой» - подумал я перед тем, как началось...

О том, что такое выброс рассказывают мало и неохотно. Те, кто пережил это, а таких совсем немного, предпочитают молчать, или материться в ответ на наивные вопросы новичков. «Лучше не спрашивай, а постарайся любой ценой смыться из Зоны перед этим» – советуют начинающим. «И учи признаки начала выброса. Чтобы не попасть». Да и рассказывать, собственно нечего, потому, что то, что начинает происходить – страшно. Страшно потому, что начинает происходить вообще чёрт знает что, причём, как снаружи, таки и внутри. Реальность просто исчезает, и вместо неё начинается кошмар. Зона показывает кино, населённое плодами больного воображения каждого, кто попал под выброс, и понять, какая страшилка, вдруг окажется реальной и вполне смертельной – невозможно. Мой личный кошмар начался с того, что вокруг начала появляться разнообразная мутировавшая живность, в изобилии населяющая Зону, и зомби, те самые, в материальной природе которых так никто до конца и не уверен. Те, кто убедился – больше никогда никому ничего не расскажут, а остальные, кто слышал, но не встречал это порождение Зоны, могут уповать на удачу, да мастерить патроны с серебряными пулями в наивной надежде, что хоть это поможет...

Я помню, что начал беспорядочно стрелять во всё, что, как мне казалось, окружало меня, а потом потерял сознание.

Когда я пришёл в себя, прошло много времени. Почти сутки. Я лежал, уткнувшись лицом в горсть стреляных гильз и в то, чем меня тошнило, пока я был в отключке. Долго, очень долго я не мог пошевелиться. Ощущение, что меня буквально выпотрошили, да ещё и вывернули наизнанку, медленно отступало. Я жив, по моему, меня не сожрала вся та дрянь, которая мерещилась мне во время выброса. Ещё я могу более – менее внятно соображать... Повернувшись на бок, я осмотрел автомат, который, лежал рядом, и больно упирался прикладом в рёбра. Два пустых магазина валяются рядом, а в последнем, третьем, осталось совсем мало патронов. Да, привычка нажимать на курок в случае опасности, не пропадает даже в полной отключке. Жаль, что призраки не боятся пуль, а я, хоть и выжил, остался почти безоружным. Впрочем, мне повезло, что я потерял сознание раньше, чем догадался бросить в это дерьмо гранату. Вот тогда бы я точно не очнулся.

Теперь, надо идти, ползти, делать что угодно, чтобы убраться отсюда. С трудом поднявшись на ноги я попробовал сделать первый шаг. Получалось плохо. Я присел, непослушными руками снял со спины рюкзак, и достав фляжку, сделал глоток коньяка. До сих пор это помогало, но сейчас меня снова вырвало. Я попробовал идти снова, и получилось, как ни странно, лучше. Окей. Теперь - направление северо-восток. Стрелка компаса после выброса пляшет какой-то непонятный танец, но ещё три – четыре километра подлеском к пересохшему руслу речки, так удачно пересекающей периметр вне видимости блок поста, и... подняв, голову вверх, я остолбенел от неожиданности. Прямо передо мной возвышалась громада Саркофага, который до выброса находился совсем в другом месте… то есть, я, до того, как начался выброс, обходил восточную часть Зоны, окраина города оставалась у меня за спиной, а саркофаг должен быть совсем с другой стороны, далеко на западе... или я вообще ничего не понимаю, или после выброса я оказался в какой – то другой Зоне, или... Так, спокойно. Сейчас быстро, насколько позволяет самочувствие – от Саркофага. А то «нахватаюсь зайчиков». Дозиметр, похоже, не глючит, и надо делать ноги быстрее, а потом думать дальше...

Это произошло месяц назад, и с тех пор, я топчу Зону в разных направлениях, стараясь избегать слишком больших скоплений аномалий, пятен радиации, да и просто выбирая место для ночлега поуютнее и побезопаснее. Всё, что остаётся делать теперь, это подстрелить что-нибудь из мутировавшей живности Зоны, развести костёр, приготовить по возможности, нерадиоактивный и неядовитый ужин, поесть. И, самое главное, стараться меньше думать о том, что будет дальше, когда кончатся патроны, газ в зажигалке, окончательно сядут батарейки в дозиметре, рано или поздно случится новый выброс... и ни души вокруг.

С тех пор я не встретил никого и не видел никаких следов присутствия человека. Наверное, это к лучшему. Зона непредсказуема, но ещё меньше предсказуемы люди в Зоне. Здесь нет друзей и нет законов, кроме одного. Закона Зоны. Наверное, поэтому, здесь слишком много тех, кто нажимает на курок, прежде чем спросить, друг ты или враг. Те, кто ищет здесь счастья в одиночку, те, кто объединяется в кланы, и просто отморозки, убивающие ради денег, все они оказываются здесь врагами, конкурентами, живущими по одному закону. Убей, чтобы выжить. Зона делает всех нас такими, не оставляя выбора. Мне везло. Везло и в этом тоже. В меня ещё не стреляли ни разу, и я пока никого не убил. Увидев вдалеке фигуру сталкера, я старался занять удобную для стрельбы позицию, а потом, держа такого же, как я бедолагу под прицелом, ждал, когда он пройдёт мимо. Бывало, что и я ловил взгляд обращённый на меня через прорезь прицела. Откуда-то из кустов, или из окна брошенного дома я замечал направленный в меня ствол, и слышал негромкое пожелание идти себе своей дорогой. Часто случается, что вместо этого звучит вполне громкий выстрел. Слишком часто, и пока не со мной... Интересно, что бы я сказал, встретив в этой ловушке такого же как я, заблудившегося? «Дяденька Сусанин, выведите меня отсюда, я сам не могу…». Впрочем, нет. «Здравствуй, брат, нам вдвоём здесь нескучно подыхать будет». Так вернее и ближе к истине...

Чёрт, нервы. Самое слабое место, наверное, потому, что отказывают первыми. Я ещё жив и здоров, и даже ухитрился пережить выброс. Но следующий... Сейчас я вижу его приближение. Вижу хорошо, учёный уже, только бежать больше некуда. И хочется только одного. Чтобы кончилось оно всё побыстрее.

Это случилось вечером, когда я устраивался на ночлег в старой котельной. Почувствовав приближение выброса, я вышел наружу, чтобы убедиться, что я не ошибся. Точно, скоро начнётся. А потом я увидел человека. Его фигура неожиданно появилась передо мной в сумерках. Он вышел из кустов и направился к зданию, очевидно, намереваясь переночевать там же, где и я. Но, понял я это потом, в следующую секунду, а перед этим я вскинул автомат и нажал на курок. Нервы. И рефлекс, выработанный Зоной. Стрелять. Сначала стрелять, а потом... Думать некогда, да и не нужно уже. Я не попал, а у него оказалась отличная реакция. Он упал там, где стоял, а потом, перекатившись и сдёрнув с плеча автомат, бросился обратно в кусты. Очередь, пули, жужжа, сбивают штукатурку со стены над моей головой. Стреляю в ответ, щелчок затвора, и у меня кончаются патроны. Как всегда, не вовремя. Обратно в котельную, бегом на второй этаж. Здесь удобнее бросить гранату вниз по лестнице и в запасе остаётся несколько секунд. Поворачиваю за угол, и рывком достаю гранату из кармана куртки. Последний шанс, последняя надежда. Дальше, с ножом против вооружённого автоматом врага, будет совсем грустно. Экономить патроны он умеет лучше, чем я, да и стреляет не хуже. Медленно, стараясь не шуметь, выдёргиваю кольцо, и слышу хруст битого кирпича под ногами, там, на лестнице. Так, он идёт. Теперь спокойно, не торопясь отпустить чеку. Хлопок взрывателя, лёгкое облачко дыма, и чека отлетает в сторону. Никогда не видел, как взрывается настоящая граната. Всё когда-нибудь случается в первый раз. Хочется верить, что не в последний. Три, два... бросаю гранату в коридор, и она, отскочив от стены, катится туда, к лестнице. На пол, закрыть голову руками. ... Один... Ноль! Закладывающий уши грохот, звон оконных стёкол, и шорох падающей с потолка штукатурки. Выглядываю в коридор, и, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь клубы дыма и кирпичной пыли, пробираюсь назад к лестнице.

...Сработало. Он готов. Я попал, я убил его. Я убил человека, первый раз в жизни. Кашляя от дыма и пыли я спускаюсь по ступенькам к нижнему пролёту, туда, где лицом вниз в неестественно вывернутой позе, лежит отброшенное взрывом тело, мёртвое тело.. Изорванная осколками камуфлированная куртка, и рядом, в расплывающейся луже крови, автомат. Такой же, как у меня, старенький Шмайссер, доставшийся мне в наследство от деда, который, попав в окружение в первые месяцы войны, партизанил в смоленских лесах. Знал, бы дед, с кем будет воевать его внук...
 
NEPHEDДата: Вторник, 27.03.2012, 16:00 | Сообщение # 71
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Что??? Такой же, как у меня??? Отказываясь поверить своим глазам, я опускаюсь на колени и переворачиваю труп вверх лицом. Нет, этого не может быть! Это бред, сон, это новый глюк Зоны!!!

... Это – я. Я, то есть он. Такой же я, только мёртвый. То есть – убитый. Мной. Посеревшее лицо, сведённое смертельной судорогой... моё лицо. Щетина, не такая отросшая как у меня, изорванная, окровавленная куртка.. моя куртка. Рюкзак... Рюкзака нет. Наверное, бросил его там, в кустах, когда началась стрельба... чтобы подобрать потом, после того, как всё закончится... во всяком, случае, я бы сделал так...

Нет. Нет! Это сон, этого просто не может быть. Не должно быть! Я поднимаю автомат, и привычным движением, перекидываю его через плечо. Он звякает об своего брата – близнеца. Чёрт! Это не сон. У меня за спиной уже висит один. Такой – же. Он – же. И передо мной лежу я. То есть мой труп. Мною – же убитый.

Совсем стемнело. Я стою на коленях перед трупом, моим трупом, и думаю о том, что бы сделал он, то есть я, если бы увидел его, то есть меня, первым? Если бы узнал? Или не узнал? Мои размышления прерывает выброс. Я падаю, и уткнувшись лицом в труп, жду конца. Что там происходит у меня за спиной, в моём воображении, или ещё где, мне сейчас совсем не важно. Зомби, настоящие, воображаемые, кто угодно, или что угодно, пусть сожрут меня прямо сейчас, прямо здесь с потрохами. Мысли, чувства, желания, всё сжимается в одну точку, имя которой – ожидание конца. Сжав зубами край куртки, уже не знаю чьей, моей, или его, прижавшись лицом к остывающему телу, я пытаюсь забыться, отключить сознание, чтобы перестать чувствовать эту невыносимую боль, с которой Зона выворачивает наизнанку тело и душу. И всё это вдруг кончается.

Я открываю глаза и вижу испуганное лицо Кати. Она, вцепившись пальцами в плечо, трясёт меня изо всех сил.

- Ты что? Что с тобой? Как ты здесь оказался? Проснись же, наконец! – шепчет она.

- Что случилось? – спрашиваю я, протираю глаза и сажусь в кровати.

- Как ты здесь оказался? Ты же вчера в эту Зону свою ушёл, когда ты вернуться то успел, да ещё так, что я не слышала? Ты что там, телепорт какой нашёл вместо артефактов своих? Я просыпаюсь – ты рядом лежишь, зубами скрепишь, в подушку зубами вцепился, и не разбудишь тебя... Вещи твои все в коридоре валяются, рюкзак, вон, стоит...

- Какое число сегодня?

- Нет, ну ты совсем...- отвечает Катя и называет дату месячной давности.

Я встаю и засовываю руку под кровать. Там, на своём месте, лежат два автомата. Мне не надо сравнивать заводские номера, чтобы знать, что они похожи, как две капли воды.

- Я, кстати, под кровать заглянула уже. Откуда ты второй ствол притащил? Ты что, замочить там кого успел за сутки отсутствия твоего присутствия?-

В кроватке рядом захныкал и заворочался Димка.

- Ну, вот, ребёнка разбудили, только уснул, наконец...

Катя склоняется над кроваткой и берёт Димку на руки.

- Ну, вот, разбудил нас дядя сталкер. Всё уходит, опять уходит, снова уходит, хоть бы пришёл хоть раз, наконец. Ах, ты заразочка мелкая, не угомонишь тебя теперь.

Я встаю и одеваюсь. Открываю рюкзак, там всё, как и было... до того, как я проснулся. Контейнеры, как и положено, лежат сверху, открывать их нет смысла. Во-первых – не безопасно, во-вторых, и так понятно, что внутри.

-Ты куда опять собрался?- спрашивает Катя, укачивая Димку.

- Значит так, солнце моё. Я одолжил ствол на время. Надо вернуть. Ты знаешь телефон, позвони, пожалуйста, договорись. Коробки заберут, заплатить должны нормально. И ещё. Пусть ствол возьмут пока на хранение. И рюкзак, там разное по мелочи.

- Ты береги себя, пожалуйста. – Отвечает Катя. – Я понимаю, что свалились мы с Димкой на твою голову, но Бог с ними, с артефактами, проживём как-нибудь и без них. Возвращайся уже, наконец.

- А вот этого, ребята, я вам обещать не могу. Береги Димку. Ему ещё рожать.

Я усмехаюсь нашей с Катей старой шутке, достаю из под кровати один из стволов, тот, который потяжелее, с патронами, прячу его под испачканную кровью куртку и выхожу на улицу.

Нет, так не годится. Надо, наконец, просыпаться. Причём, там, где уснул. В Зоне.
 
БРАТ-2[voin]Дата: Суббота, 31.03.2012, 23:34 | Сообщение # 72
Профи
Группа: Проверенные
Сообщений: 459
Репутация: 11
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме
Закинь что нибуть почитать, если есть, а то делать нефиг. mellow
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:42 | Сообщение # 73
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
БЕДА

В зоне этим днём было спокойно, нет, конечно, перемирия никто не объявлял. Постреливали местами долговцы, свободовцы, вольные сталкеры и бандюги конечно. Мутанты жрали кого могли сожрать, аномалии убивали тех, кто к ним попадал, в принципе всё как всегда, но у сталкера Беда, сидя под деревом, было чувство офигенного спокойствия и умиротворения. Такие чувства были в зоне очень опасными, даже смертельными это понятно. Но такое редкое здесь солнце слегка грело лицо, дул легкий ветер, а тушенка придавала чувство приятной тяжести в животе. Да и интуиция говорило, что всё хорошо, всё нормально. Конечно, он помнит кучу случаев, когда чутьё его подводило. Но сейчас ему было хорошо.

— Надо идти – сказал он себе.

Встал, собрал вещи, уложил в рюкзак и двинулся вперёд. Ему оставалось пройти километра полтора до намеченной точки. Точка была сброшена Синоптиком, а это верное дело. До выброса три дня – времени более чем надо. По информации к югу от «Янтаря» лежало «пламя», а это вам не фантики, это хороших денег стоит. Жаль Синоптику процент отдавать, ну да бог с ним, оставалось все равно прилично. Надо только удачно дойти и главное удачно вернуться.

А, вот с этим проблемы, как всегда. Не зря у него прозвище Беда. А дело в том, что Сергей Михайлович Руденко имел непростые отношения с фортуной. С одной стороны ему не везло каждый день, каждый час, но как, то всё по мелочам. То ногой вляпается в кучу дерьма, там, где его недолжно быть. То патрон в «калаше» заклинит, и дело вовсе не в патроне. А если драка случится рядом, то больше всех «люлей» получит именно Беда, хоть он и не причем. Казалось бы, чертовски невезучий, ан нет! Когда наступал серьёзный момент, то фортуна проявляла чудеса человеколюбия. Граната может взорваться в метре от него и не царапины, стреляют из нескольких стволов, а пули все мимо. Только люди, которые рядом,гибнут. Причем гибнут безбожно и по-глупому.

Об этих особенностях давно все знают и сторонятся Беды. Все отношения с ним сводятся к «купи-продай» не более. Ни друзей, ни врагов. Отсюда прозвище и пошло. Беда.

Небо стало затягиваться тучами, погода портится. Надо поторапливаться. Собравшись, он пошёл дальше. Поднявшись ползком на холм, решил осмотреться, достал бинокль. «Вот гадство! Одна линза треснула. Как? Ну как она могла треснуть, если бинокль был завёрнут в тряпицу? Ладно, буду смотреть одним глазом. Везде вроде спокойно. Только к северу, в кустах нездоровое шевеление, что-то большое.… Подождём». Точно, через минуту вышлапсевдоплоть. «Странно, не место тебе здесь. Что ж бороться с тобой мне не с руки, хлопотно это – на псевдоплоть с «калашем» выходить, знаю, есть опыт. Если бы не случайное попадание в глаз, не дёрнулся бы она тогда в сторону, не попала в электру, и пришлось бы нам кулачках биться. Повезло. И сейчас я лучше подожду». Через десять минут псевдоплоть спокойно скрылась из вида.

Теперь вперёд, только вперёд. Спустившись с холма, Беда пошёл дальше по курсу. Перед ним стоял выбор: или идти напрямую через «Агропром», или сделать круг, и пройти к западу от него. Время не поджимало, поэтому решил идти в обход. Хотя в любом случае не пошел бы.

«Агропром» с его подземельями он не любил, не по душе особенно были контролеры, которые облюбовали это место. Одиночке с ним не справится, это в группе ещё есть шансы выжить. Пока контролер ведет одного или двоих, остальные имеют возможность отследить его и уничтожить. Главное правильно и быстро сориентироваться на месте. Беда всегда ходил один, поэтому контролёры были для него сильной угрозой и обходил он их далёкой стороной.

Двигаясь дальше, по намеченному курсу, Беда вышел на заброшенную дорогу. Старый растрескавшийся асфальт, сквозь него проросла местами не только трава, но и целые кусты. На обочине стоял сгнивший на половину «Москвич». У него не было колёс, старая краска выцвела, кузов врос в землю на полметра. Такие машины встречались в зоне не редко.Подобные места пользовались популярностью у некоторых мутантов. Поэтому Беда решил обойти её по-тихому. Медленно пробираясь вдоль дороги, Беда прислушался. Странный свист, тихий едва уловимый доносился впереди. Присел, остановился, достал детектор аномалий – ничего, запустил сканер – движения в радиусе шестидесяти метров не обнаружено. А свист ни куда не исчезал. Странно. Он доносился со стороны поляны, на ней ничего подозрительного не было видно, а вот кусты за ней могли таить в себе всё что угодно. «Что это блин за фигня, ни чего подобного не встречал, и не слышал ни о чём подобном. Что за свист такой?». Взяв автомат наизготовку, стал потихоньку отходить назад, держа взгляд на поляне.Шагов через пять Беда услышал очень знакомые и понятные звуки. Обернувшись, резко упал на брюхо. На крыше «Москвича» сидел снорк и смотрел, слава Богу, в другую сторону. Метрах в тридцати сидел ещё один. «Опа! Пока сидел и слушал чью-то свистульку, пропустил двух снорков!» Мутанты не проявляли особой активности, тот, что сидел на машине покачивался из стороны в сторону, другого снорка плохо было видно, мешала трава, но тоже находился на одном месте. «Попал, во попал! Завалить двоих снорков непросто, к тому же, гдегарантии, что рядом больше никого нет. Отсидеться не получится, полюбому скоро учуют меня. Надо отходить». А вот с этим тоже проблемы: впереди снорки, слева дорога, сзади поляна странная. «На дорогу не выйти, на ней только слепой меня не увидит. Поляна тоже не вариант. Хрен знает, чего это там свистит». Пока Беда лежал и быстро соображал, начался дождь, как будь то кто — то включил рубильник. Щёлк и полило. «Бежать по грязи от снорков — хреновая затея, поэтому надо валить их пока сидят спокойно. Одного то точно вальну,а там посмотрим…».

Уперев приклад к плечу, спокойно прицелился в того, что на машине, выдохнул, плавно повёл спусковой крючок…. Сухой щелчок осечки прозвучал, как гром среди ясного дела. Снорк услышав его, обернулся и прыжками стал двигаться к нему.«Чёрт!!!». Перезарядить «калаш» не было времени. Беда вскочил и дал такого ходу, что и химера сейчас его вряд ли бы догнала. Всё-таки страх придаёт ускорение, а трухнул он не на шутку. Бежал, не разбирая дороги в сторону поляны, свист опять стал слышен. «Блин, не убежать. Догонят». Выхватил из кобуры «Волкер» и, развернувшись, стал стрелять по сноркам.Двое из них были уже близко, третий в метрах двадцати от них прыгал. Всё-таки их трое. Первые две пули прошли мимо, третья ближайшему снорку пробила точно стекло противогаза. Следующий выстрел, пуля попала второму снорку в плечо, когда он уже был в прыжке. От попадания его тело повернулось, но не остановило, и он со всей силой врезался в сталкера.

От удара Беда полетел в обнимку со снорком. Свист стал громче, затем хлопок, вспышка и когда, казалось бы, они должны были упасть в грязь, они продолжали лететь. И яркий свет вокруг резал глаза. Всё кончилось так же быстро, как и началось. Беда и снорк со всего ходу влетели в какую-то жижу. Выстрел, ещё выстрел, снорк больше не двигался. Скинув тело с себя, Беда встал на колено, вытянув руку с пистолетом. Он не забыл о третьем. Но третьего снорка не было, более того, не было, ни дороги, ни «Москвича», ни кустов. Зато вокруг было болото. «Чо за хрень? Как так? Чо за дела?» Встал, осмотрелся.«Это явно не окрестности «Янтаря», как я здесь оказался?».

Посмотрел на экран ПДА «Точно, северная часть болота». В зоне много чего непонятно, но это перебор. «Телепортатор какой то блин, что то я о такой аномалии не слышал. И свист как то с нею связан, наверное… Ладно, главное руки, ноги на месте. Дальше, что делать?».

К этому времени наступили сумерки, дождь стал усиливаться и ветер поднимался. Приближалась гроза. А это время лучше провести в укрытии. К востоку, в километре, был схрон у Беды. Этот схрон представлял из себя поросшую травой бетонную трубу, которая уходила одним концом в землю, метра на полтора. Другой конец был засыпан землёй на половину, оставался лишь небольшой проём, как раз что бы пролезть внутрь. Внутри хранились: аптечка, патроны, консервы и главное — надувной матрас. Всё по минимуму. Туда и решил идти Беда.

Болото он знал хорошо, здесь он провёл немало времени. Поэтому рассчитывал дойти минут за сорок. «Опять в грозу мутанты сами шкерятся в своих берлогах, это мне только на руку». Перезарядив «калаш» и пистолет пошёл по тропе. Отойдя метров сорок, Беда услышал уже знакомый хлопок и тут же вспышка света. «Опа на, да тут целый хайвэй. Кого ещё сюда принесло?». Включив детектор движений, просканировал местность – ничего. «Из-за грозы глючит что ли? Не хорошо за спиной оставлять что-то не ясное, надо проверить».

Осторожно пробираясь, Беда вспомнил про третьего снорка. «Может и его сюда закинуло. Чёрт! В темноте завалить его будет трудно». Подойдя метров на десять к тому месту, где он сам появился недавно, увидел что-то светлое и маленькое. «Неизвестный артефакт с неизвестной аномалии, это очень даже хорошо. Это значит хороший навар». Предаваясь мечтаниям, он подходил ближе. « Эх, куплю «Жигули», пошью костюм с отливом и в Ялту…». Не успев мысленно закончить фразу одного из персонажей советской комедии, Беда встал как вкопанный.

Перед ним лежал не артефакт, это был ребенок. Маленький ребёнок, завернутый в пелёнку. «Стоп, что за галлюцинация! Такого точно не может быть! В зоне не должно быть детей!». Но это не глюк, точно. Он чувствовал, что это настоящий, живой ребенок. Беда был бывалым сталкером, сердце его загрубело за года проведённые в зоне. Его не трогала, чья та смерть или мучения. Но дети… дети это — святое. Он не мог его здесь оставить.

Взяв его на руки, Беда внимательно осмотрел его. Навскидку ему не больше и шести месяцев, чёрные волосики, карие глазки внимательно смотрели на него, как будь то бы изучая его самого. Так они простояли пару минут, глядя друг на друга. Самое удивительное, что он молчал всё это время. В этом возрасте дети не отличаются спокойствием, а этот молчит.

— Э, братишка да ты весь промок – сказал Беда, глядя на промокшую под дождём пелёнку. Укрыл его под плащом. – Ну, что пойдем ко мне в гости?

Малыш был не против, по крайней мере, ничего не сказал. Всю дорогу до схрона Беда думал о двух вещах. Первое – откуда здесь в зоне может быть ребёнок, второе – что с ним делать? На первый вопрос ответа он так и не нашёл. По второму решил – дойду до «Кордона», а там сдам его военным, они смогут о нём позаботиться. Добрались быстро, по пути не встретили ни одного мутанта, аномалии были удачно обойдены. Забрались вовнутрь, закрылись.

-Чем же тебя покормить?— спросил Беда, осматривая свои запасы. Кроме тушёнки и сухарей ничего нет. Малыш смотрел спокойно и молчал. «Ладно, пока не просит, а завтра найдётся». Снял ссебя плащ, свитер, рубаху. Рубаху расстелил и перепеленал ребёнка в неё, сырую пелёнку убрал. Малыш продолжал лежать спокойно и молчать.

Лежа в своей берлоге, Беда некоторое время не мог уснуть. Он смотрел на ребёнка и думал о последних событиях, слишком всё это необычно. Зона и дети, они не имеют, не могут иметь ни чего общего!

Уснув, он увидел сон. Видел он то, что давно забыто – свою семью. Вспоминать про неё Сергею Михайловичу Руденко было больно, поэтому за последние несколько лет он внушил себе, что нет у него прошлого. Нет и всё тут. Но сегодня во сне он видел своего сына.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:42 | Сообщение # 74
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
Зимним вечером они, держась за руки, возвращались из детского сада. На улице горели фонари, падал снег. Они шли и разговаривали о чём-то. Было тихо и хорошо. Это было самое счастливое время в его жизни, но понял это только потом. А сейчас они снова шли вместе, и он снова был счастлив.

Проснувшись, Беда заплакал. Воспоминания нахлынули, и прошлое снова встало перед ним. Смерть семьи. Тогда его не было рядом с ними, и он не смог их защитить. Вечером, два обдолбанных наркомана встали на пути у женщины с ребёнком, получив деньги, золото они не отстали. Они решили покуражится. Но Егорка встал на защиту мамы, не испугался. Вернее испугался, очень испугался, но за маму. Шестилетний мальчик не смог их остановить, он только разозлил. Первый удар ножом был по мальчику, второй по ней. Они умерли до приезда «скорой». Затем похороны, суд, на котором эти подонки распустили сопли и умаляли о снисходительности. Затем горе и одиночество.

Вся та боль, которую он не чувствовал так долго, снова поглотила его. Сердце сжалось. Никогда мне не простить себя, никогда. Нет мне прощения. Взгляд упал на малыша.

— Нет, в этот раз, я смогу тебя защитить! – сказал Беда.

Начинало светать, буря поутихла, дождь шел мелкий. Вокруг было затишье, а этим надо пользоваться, решил Беда. Вышел из схрона, осмотрелся. «Самое время». Быстро собрав вещи, взял ребёнка на руки пошёл.До «Кордона» оставалось километра полтора. Полтора километра по болоту в зоне с ребёнком на рукахэто тяжело, невозможно. Но решение принято, надо идти.

Шёл медленно, постоянно прислушиваясь, детектор аномалий включен. Первый час прошли спокойно. К этому времени стало светло, дождь прекратился. Малыш за всё время не произнес ни звука, в другой ситуации Беда удивился бы этому моменту, но сейчас он только благодарил Бога за это. Ещё он молился, чтобы донести ребёнка до «Кордона», в безопасность.

Он сразу услышал это звук, еще, когда он был еле слышен. Слишком он знаком ему, чтобы не услышать. Вертушка. Она шла севера, по курсу как раз на Беду. Встречаться с военными, таким образом, опасно, расстреляют и не притормозят. Такой у них приказ. На «Кордоне» другое дело, там можно договориться. Впереди было поваленное дерево, добежав до него, Беда положил ребёнка под дерево. Сам тоже, скинув рюкзак, залез под него. Звук нарастал с каждой секундой. Вертолёт прошёл прямо над ними. Вставать не спешил, и правильно. Вертолёт пошёл на разворот, будет ещё заход. «Если на борту есть тепловизор, значит пиндец нам».

— Не боись, прорвёмся. Я обещаю! – сказал Беда малышу. Малыш не боялся.

Вертолёт, после разворота, завис. Время замедлилось. Заметит или нет. До спасительного перелеска оставалось метров триста. Беда смотрел на вертушку и молился Богу, что бы пронесло.До сегодняшнего дня он не молился вечность, но слова молитвы сами сходили с уст. «Прошу, уйди, пожалуйста!!!». Первый выстрел лишил всех надежд.

— ДАЁПТВОЮБОГУДУШУМЕТЬ!!!

Беда, схватив малыша, рывком выкатился из под дерева. Побежал к перелеску. Бежал не разбирая дороги.«Плевать на всё и всех, я должен дойти, должен!!!». Свертушки вели огонь короткими очередями, пули летели вдогонку сталкеру. Они подымали фонтаны воды и грязи. Но пока пролетали мимо. Пилот видя, что сталкер может уйти в спасительный перелесок пошёл на сближение, не прекращая вести огонь. Беда бежал, не выпуская ребёнка из рук.Автомат, рюкзак всё осталось под деревом, бежал на лехке. Но бежать приходилось по болоту, поэтому бежал не так быстро, как хотелось бы. Вокруг вздымалась вода, грязь, трава, кусты разлетались в щепки. Посреди этого ада бежал Беда с младенцем на руках. Пули летели мимо. Пилот уже вёл одну длинную очередь, но не мог, ни как попасть. Беда тоже это заметил. «Мое везение ни куда не денется». С зарождающимся чувством уверенности он продолжал бег.

На подходе к перелеску, когда оставалось метров десять до первых деревьев, пуля попала в спину. Она прошла на вылет, разорвав все внутренности на своём пути и не задев малыша. От удара Беда споткнулся, выронив ребёнка из рук. Он упал на колени, не веря в то, что произошло, «Как?». Кровь текла из живота, заливая ладони. Он понимал, что умирает, но не верил в это. «Не может быть!». Так стоя на коленях, не чувствуя боли,он начал терять сознание.

Поднялся ветер, похожий на резкий порыв, поднял опавшую листву, закачал ветвями деревьев, полетел к сталкеру. И в этом ветре он услышал одно слово — «ПРОЩЕН». Услышав это, на лицеСергея Михайловича Руденко, появилось странное выражение лица. Выражение глубокогооблегчения. Так он и умер — стоя на коленях, спокойно глядя на малыша. А он в свою очередь также спокойно смотрел на него.

Через десять минут, когда вертушка ушла из поля видимости, из перелеска вышли двое сталкеров. Они подошли к тому месту, где Беда всё ещё стоя на коленях, смотрел мертвыми глазами перед собой.

— «Черкес»! Да это же «Беда»! Смотри! – сказал первый подошедший сталкер.

— Да, дела… Кончился видать фарт. – Сказал второй.

— Странно только, что ни оружия, ни рюкзака, ни чего у него нет. Как так в зоне можно ходить? А? Совсем обнаглел со своим везением, вот и получил. – Продолжал первый сталкер.

— Ладно, надо идти, а то ещё «гоблины» подтянутся на зачистку. – Сказал «Черкес». Он подошел к мёртвому сталкеру и закрыл ему глаза. — Всё уходим.
 
NEPHEDДата: Воскресенье, 01.04.2012, 09:44 | Сообщение # 75
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 589
Репутация: 17
Статус:
За уважение народа За хорошую посещаемость на форуме За отличную посещаемость на форуме За прекрасную посещаемость на форуме
ПОРТАЛ

Последние полтора часа его жизни пронеслись, словно полторы секунды. В голове всё ещё шумело от прилившей крови, кисти рук и колени слегка тряслись – сказывались последствия адреналинового вихря, пронёсшегося по венам. Мышцы начинали пропитываться ноющей болью от переизбытка молочной кислоты.

Он стал глубоко и размеренно вдыхать носом прохладный и сырой воздух подземелья, после чего шумно и быстро выдыхать через рот облака пара, стремясь как можно быстрее освободить лёгкие от обедневшей на кислород воздушной смеси. Постепенно сердце стало замедлять ритм ударов. Дыхание выровнялось. Мысли прояснились и он понял, что шумело не только в голове. Под сводами потолка ещё прокатывалось волнами эхо взрывов и грохота выстрелов только окончившегося боя.

Медленно продвигаясь по техническому коридору, он обшаривал окружающее пространство ксеноновым светом тактического фонарика, закреплённого на автомате. Свет фонарика, окрашенный красным светофильтром, выхватывал из мрака бетонные стены с облупившимися кусками шаровой краски. Под потолком и вдоль правой стены тянулись кабельные трассы и трубы, похожие на толстых ржавых червей.

Постепенно гротескный калейдоскоп из окровавленных лиц, бесконечных серых коридоров и оранжевых вспышек пламени на срезе ствола потускнел, и его глаза адаптировались к темноте. Его окутывала гулкая тишина. Тишина не была абсолютной. Он отчётливо слышал своё дыхание, звук собственных шагов эхом разносящийся по коридору и как где-то под потолком среди труб размеренно капает вода. Влажные шлепки, словно метроном отмеряли шаги сталкера. Через несколько минут он понял, что подстраивается под ритм капели, словно пытаясь замаскировать звуки собственного движения.

Из странного умственного оцепенения его вывел ровный круг красного света, возникший в нескольких метрах перед ним. Сделав ещё один шаг и, приглядевшись, он понял, что это луч его собственного фонарика упёрся в массивную дверь. Эта дверь не была похожа на те двери, что он видел, открывал или взрывал на пути сюда. Гладкая железобетонная плита была утоплена в стене и со всех сторон скрывалась под защитным стальным кожухом, оставляя лишь узкую щель шириной миллиметра в полтора по всему периметру дверного проёма. Никакого замка или намёка на панель ввода кода он не обнаружил. Тщательно высвечивая каждый квадратный сантиметр стального кожуха и стен, примыкающих к двери, он сместился от левой стороне двери к правой и услышал странный звук. Это определённо был звук его шага, но судя по отличающейся тональности, под ногой сталкера был уже не бетон.

Он медленно вернул ногу в исходное положение и осветил пол слева от двери. На полу вырисовывался чёткий контур прямоугольной пластины с отпечатком его ботинка в слое пыли. Пластина, похоже, была сделана из матового серого материала, возможно пластика. Ни колеблясь, ни мгновения он встал обеими ногами на пластину и повернулся лицом к двери.

Он чётко чувствовал, как сердце медленно отсчитало четыре удара, после которых пластинка под ногами осветилась. Казалось, словно под пластиком зажглась тусклая желтоватая лампочка накаливания, закреплённая с правой стороны. Услышав глухое жужжание электричества над собой, он поднял глаза вверх. Над его головой горела точно такая же пластмассовая пластина. В этот момент она напомнила ему светильник в старом лифте, поверхность которого кто-то всегда подпаливал зажигалкой.

Проводка или реостаты в светильниках нагрелись, и тональность жужжания сменилась на чуть слышный писк, граничащий с ультразвуком. В глубине стены послышался характерный гул сервомоторов, и дверь с зубным скрежетом поползла в сторону, скрываясь в правой стене. Он пробубнил себе под нос: «А ларчик просто открывался…» и шагнул в образующийся проём, не дождавшись полного открытия двери.

За дверью оказалось небольшое квадратное помещение. Под потолком моргнула и зажглась лампа дневного света, заставив сталкера прищуриться и некоторое время привыкать к резкой смене освещения. Воль правой стены тянулся ряд высоких металлических шкафчиков с пронумерованными по порядку дверцами. Все дверцы были плотно закрыты и даже не тронуты ржавчиной. На противоположной стене располагались шкафчики поменьше, закреплённые на бетонном парапете высотой чуть ниже колена сталкера. На полу перед парапетом располагалась низкая лавочка. Такие же лавочки стояли в спортзалах старых школ. Мысль о школьном спортзале натолкнула на нужную ассоциацию. Раздевалка. Ну да точно, в маленькие шкафчики, наверное вешали верхнюю повседневную одежду, а в больших видимо хранилась униформа или… защитные костюмы.

Представив костюмы высшей степени защиты от радиации, сталер быстро сверился с показаниями ПДА. «GPS» - сигнал, конечно, не мог пробиться сквозь несколько метров железобетонных перекрытий и земли над его головой, но другие функции работали исправно. Шкала дозиметра показывала низкий уровень радиационного фона, даже ниже стандартного фона Зоны.

Сзади раздался гул сервомоторов. Как оказалось дверь закрывается автоматически через три минуты после открытия.

Решив оставить осмотр шкафчиков на потом, сталкер двинулся к стене противоположной входу. Здесь располагалась вторая дверь, как близнец похожая на первую.

Замок второй двери был аналогичен замку первой и уже через мгновение, дверь поползла в нишу. Когда из образовывающейся щели в лицо сталкера повеял спёртый воздух помещения, он рефлекторно отшатнулся и натянул на лицо дыхательную маску. Фильтры маски приглушили, но не избавили его полностью от той смеси запахов, что вырвались из новой комнаты. Сильнее всего он ощущал тяжёлый смрад разложения, ещё были запах каких-то химикатов или лекарств и почему-то сырой дух гниющих, осенних листьев. Дверная плита полностью скрылась в стене, послышался глухой щелчок фиксатора и в открывшемся помещении стали зажигаться, моргая, люминесцентные лампы. Помещение заполнилось бледным освещением и тихим жужжанием реостатов. Сталкер стоял на правом колене, держа в руках автомат. Поддерживая цевье левой рукой, опёртой о бедро левой ноги, он медленно водил стволом автомата из стороны в сторону. Напряжённо вглядываясь во все детали обозримого пространства, он прислушался, но услышал лишь сипение воздуха вырывающегося через спускной клапан фильтрующей маски.

Выждав ещё минуту и убедившись в отсутствии признаков какой-либо активности, сталкер прошёл внутрь. Помещение оказалось довольно вместительным залом полукруглой формы вход, в которое располагался на одном из стыков закругляющейся стены. На противоположном стыке располагалась ещё одна дверь. Вдоль полукруглой стены, уходящей вправо от сталкера, располагалось какое-то оборудование. Перед множеством мониторов, приборных шкал и светодиодных индикаторов стоял длинный изогнутый параллельно стене пульт управления. Больше всего это нагромождение электроники напоминало центр управления полётами или какой-нибудь оперативный штаб ЦРУ. Подобные штуки он видел только по телевизору и вряд ли сумеет разобраться с их назначением.

Сталкер не мок рассмотреть всю панораму аппаратной части зала от входной двери, так как в центре зала между сталкером и приборными панелями возвышалась прямоугольная стальная колонна шириной метра четыре, не меньше. Медленно он стал продвигаться по направлению к противоположной двери, держа автомат стволом к пультам и изучая обстановку.

Источник мерзкого смрада обнаружился за колонной, которая на деле оказалась огромным компьютерным блоком или сервером. Труп лежал лицом вниз на пыльном полу, его спину пересекала по диагонали цепочка входных пулевых отверстий. Добравшись до противоположного стыка стен, сталкер осмотрел тяжёлую с виду выпуклую стальную дверь с большим поворотным колесом по центру. Дверь была заперта наглухо. Либо кто-то заклинил замок с наружной стороны, либо заварил автогеном. Похоже, из этого помещения ему только обратная дорога. Возвращаться к лютующим сектантам он не особо спешил и потому решил тщательнее исследовать помещения.

Сталкер взглянул на индикатор часов в верхнем правом углу монитора своего ПДА. Похоже он копался здесь почти три часа. Он прикурил сигарету LM из пачки, найденной в одном из шкафчиков, и откинул голову слегка стукнувшись о затылком о стену. Нужно было привести мысли в порядок, выстроить какую-нибудь систему из всех имеющихся у него фактов. Теперь когда исследовательский азарт поутих, он чувствовал как на него наваливается усталость. Он прикрыл глаза и затянулся. В голове ощущалась какая-то пустота и тяжесть. Казалось, что дым от сигареты заполняет эту пустоту, свивается кольцами и собирается в какие-то невесомые фантомы.

Пальцы правой руки обожгло. Сталкер встрепенулся, отгоняя дремоту, и раздавил практически истлевший окурок. Заснуть сейчас было бы, по меньшей мере, неосторожно. Порывшись в багажном подсумке, он выудил пластиковый цилиндр со стимулирующими таблетками внутри. Наскоро перекусив пищевыми концентратами, он принял две таблетки стимулятора и обильно запил их водой. Теперь нужно записать все свои соображения и продумать дальнейшие действия. Открыв в ПДА новый текстовый документ, он принялся набирать текст по пунктам:

1. В пункте назначения обнаружен некий компьютерный зал (возможно зал управления) с кучей непонятного оборудования и с заблокированным снаружи выходом;
2. В зале обнаружены тела пяти человек. Все умерли насильственной смертью, похоже, убиты из одного оружия;
3. Один убитый лежит вниз лицом посреди «машинного зала» - убит очередью в спину, четверо остальных сидят в креслах перед пультом - убиты очередью в спины и, видимо уже после этого, получили по одной пуле в голову каждый;
4. Все убитые в одеты в одинаковые серые спецкостюмы очень похожие на те в которых ходят лаборанты в научном лагере Чернобыля-7.
5. Вся аппаратура повреждена сквозными выстрелами из автомата калибром 7,62 мм (в кожухе пульта застряла одна из пуль и на полу я нашёл 19 гильз того же калибра);
6. Судя по степени разложения тел и по слою пыли на полу и приборах, последние события происходили тут не больше чем за 2 месяца до моего прихода;
7. В личных вещах убитых (по видимому, содержимое шкафчиков в раздевалке принадлежало покойным) я нашёл только флэшку, карманный блокнот с ручкой и пачку сигарет. Больше ничего интересного не было.
Сталкер оторвался от ПДА и, резко наклонив голову поочерёдно в правую и левую сторону, хрустнул шейными позвонками. Поморгал, стараясь увлажнить уставшие глаза, и вновь принялся набивать текст:

«Итак, что мы имеем? Проф оказался прав. Портал пробитый им был слишком слаб, чтобы переместить всю группу на такое большое расстояние. Фактически из всей группы в 12 человек переместилось только трое… точнее почти четверо». Он закрыл глаза, на секунду вспомнив как, после ослепительной вспышки света, рядом с его ногами упало нечто кровавое. Секунду назад они шагнули в дрожащее марево портала, а опустилась нога уже на, усыпанную керамзитом, крышу одного из технических сооружении ЧАЭС. В метре слева извиваясь в судорогах, выло какое-то существо похожее больше на освежёванную заживо свинью, чем на человека. Мотнув головой, сталкер с силой выдохнул, стараясь отогнать представшую перед глазами картину.

«Кто-то из отряда не смог переместиться целиком. Проф предупреждал о такой возможности. Он объяснял, что организм человека при попадании в портал должен разбиться н атомы, перенестись с бешеной скоростью в другую точку и собраться там. Если мощности портала не хватит, то организм может собраться не полностью или как-то неправильно. Наверное, это был Неон. Он был слева от меня, когда мы шагнули в портал. Я тогда остолбенел… никогда не видел как человека заживо выворачивает на изнанку. Зато Крот не растерялся и сразу дал очередь в… тело. Именно эта очередь и оповестила сектантов о нашем появлении.

Как оказалось мы «проявились» практически за спиной охранной группы. Крот, по-моему, даже не понял, что произошло». Сталкер вновь вспомнил удивлённые глаза Крота, из груди которого вырывалось облачко кровавой пыли и протяжный звук индукционных катушек гауссвинтовки, накапливающих новый заряд. «Потом всё завертелось так стремительно… Я запомнил только фрагментами. Помню перестрелку с сектантами, потом были бесконечные коридоры с периодическими перестрелками и взрывами. Затем снова крыша, уже другого здания, и снова дрожащие марево портала. Помню, что портал висел в воздухе примерно в полутора метрах от края крыши. На пятки уже наступали сектанты, так, что времени на раздумья не было. Я сиганул с крыши прямо в марево. Помню ещё как, уже оторвавшись от крыши, подумал: «А вдруг это мясорубка?». Потом вспышка белого света и я кубарем качусь по какому-то тёмному коридору. В суматохе этой эстафеты я потерял из виду Айса. Если он не наткнулся на такой же портал, то, скорее всего уже мёртв».

«Однако я отвлёкся». Он сохранил изменения в текстовом документе, свернул его и открыл JPEG файл, сохранённый на рабочем столе ПДА. Он, наверное, уже в сотый раз, внимательно просмотрел каждый сантиметр фотографии. На фото был обычный тетрадный листок в клеточку, на котором от руки была нарисована схема технических коридоров подземелий ЧАЭС.

«Если верить схеме полученной от Профа – я на месте. Вот только никого, кто мог бы ответить на мои вопросы здесь нет. Вопросов наоборот стало даже больше. Кто были люди, трупы которых я нашёл в машинном зале? Скорее всего это были те самые «Операторы» про которых говорил Проф. Истинные хозяева Зоны. Таинственное О-сознание. Короче Великий и ужасный Гудвин…». Сталкер прикурил ещё одну сигарету. На ПДА пискнул зуммер, предупреждающий о приближении времени выброса. «Кто и зачем их убил? Хотя «за что» в принципе есть. Но кто? Логично было бы предположить, что это был тот, кто нарисовал схему. Тот, кто был здесь до меня меньше двух месяцев назад. Это может знать только Проф». Сталкер затушил сигарету, сохранил документ и немного подумав, открыл почтовый ящик. Связи с внешним миром конечно не было. Он набрал короткое сообщение, прикрепил к нему архивный файл, ввёл три электронных адреса и поставил высший приоритет отправки. Теперь как только он или точнее его ПДА окажется в зоне покрытия сталкерской сети, сообщение автоматически будет разослано всем указанным адресатам.

Во второй раз пискнул зуммер – до планового выброса около двадцати минут. Сталкер заблокировал ПДА и убрал в защитный подсумок. Встав, он прошёлся от стены к стене и пару раз присел, разминая затёкшие ноги. Нужно было оборудовать убежище на случай появления не прошеных гостей. Осмотревшись, он принял решение поставить растяжку в коридоре метрах в десяти перед входом в раздевалку. Сам вход он решил перегородить несколькими шкафчиками.
 
Форум » Творчество сталкеров » Истории зоны » О зоне и сталкерах
Страница 5 из 6«123456»
Поиск:

Общая статистика посещаемости сайта/форума
Посетители за сутки:
ВВЕРХ
Создать бесплатный сайт с uCoz